1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

Высота за высотой - запад!

Имя его — имя полка.
Как бы родные весть повстречали!
Скорбь велика, боль глубока,
Честь дорога, даже в печали.
Матери нету, нету отца —
— К Родине, к армии первое слово.
Вечную память, славу бойца,
Провозглашает правофланговый.
Это о подвиге светлом его
Родине, Армии воинский рапорт...
Имя свое и бойца своего
Полк, наступая, уносит на запад.
(А. Твардовский).

 

Зимой 1944 года полк вел тяжелые наступательные бои севернее Новосоколышков в составе 2-го Прибалтийского фронта. Каждая взятая высота, каждая освобожденная деревня — это своего рода героическая страница в истории гвардейской матросовской части. Январь. Полку приказано взять опорный пункт обороны противника—деревню Рожново. Перед началом боя в подразделених проходят партийные и комсомольские собрания.

 

Коммунисты первой стрелковой роты (командир —лейтенант Сурнин, парторг — сержант Першин) решают:

«1. Обязать всех коммунистов личным примером мужества и отваги обеспечить выполнение боевого приказа, данного роте.
2. Партийная организация призывает весь личный состав роты не бояться смерти, идти только вперед.
3. Настоящее решение объявить всему личному составу на предстоящем митинге».
А на комсомольском собрании в этой же роте молодой боец Звягин говорил:
— Я впервые иду в бой, но не дрогну, так как знаю, в каком полку сражаюсь.
И решение комсомольского собрания коротко:
«Клянемся биться до последней капли крови, но приказ командования выполним.
...Всем комсомольцам драться так, как дрался Александр Матросов.
Деревню Рожново возьмем»

 

И деревню Рожново взяли. Она была расположена на высоте 240,3, юго-восточную ее окраину враг превратил в неприступный опорный пункт. Следует представить себе высоту и котлован на подступах к ней с редким кустарником и заболоченным лугом на дне, откуда наступали матросовокие подразделения, чтобы понять все превосходство противника над атакующими гвардейцами. Приказ взять Рожново получила рота Ивана Сурнин а. К этому времени двадцатилетний лейтенант был уже кавалером орденов Красного Знамени и Александра Невского.

Картину боя можно восстановить по документам. ... Шквальный огонь обрушил враг на матросовцев, заставив их залечь недалеко от юго-восточной окраины деревни. Из строя вышел весь офицерский состав роты. Тяжело ранен сам Сурнин.

Внезапно из лощины, что северо-восточнее деревни, на атакующих двинулись три танка и до двух рот пехоты противника. Бойцы дрогнули. Еще мгновение и... раздался голос Сурнина:
— Матросовцы, ни шагу назад. Во имя Родины —вперед!

 

Превозмогая жгучую боль, лейтенант поднялся во весь рост, чтобы его видели все. Шагнул вперед и с криком «Ура» упал, потеряв сознание. Рота во главе с парторгом пошла в атаку. Ее поддержали остальные подразделения полка.

Рожново взято. Погнали фашистов дальше, на запад. После Рожново полк вел бои за Ломоново, Руново, Пустошку. Итог зимнего 'наступления — бои за Кряково, вершина мужества и героизма всего личного состава полка. Именно после Кракова А. И. Еременко, в то время генерал армии, а ныне Маршал Советского Союза, сказал:
— Здесь полк повторил подвиг Матросова. ...Вклинившись во вражескую оборону, полк трое суток медленно, но упорно наступал в лесах и болотах севернее Пустошки. Немцы ввели в бой резервы. Наступление приостановлено. Полку приказано: сделать новый бросок в глубь обороны противника, взять Кряково и удержать до подхода главных сил дивизии.

 

Кряково находилось в лесисто-болотистой, сильно пересеченной местности. Перед высотой — болота, еще ниже — глубокая балка, заросшая крупным смешанным кустарником. С исходных рубежей солдаты первого и второго батальонов видели где-то над головой три-четыре избы деревни. К ним по крутому всходу могли добраться только пешеходы, ни о каких танках и даже лошадях нельзя было и думать. Помимо всего прочего, еще и глубокий рыхлый весенний снег.

Утром пятого марта началось наступление. Немцы не жалели огня. За день гвардейцы не продвинулись ни на метр. А командование дивизии требовало:
— Взять Кряково любой ценой!

 

Заместитель командира полка майор Карыпов и командир первого батальона капитан Комаров решили: напасть на гитлеровцев до рассвета, внезапно, пока они спят, измученные дневным боем, без шума, а стало быть, и без артподготовки.

Первому батальону придавались две роты второго. На исходном рубеже оставались немногие. Атакующие подползали под стены Кряково. 
Первым в деревню ворвался сибиряк Иван Коретников. Внезапность решила исход дела. Кряково было взято. Но спокойно прошло только утро. К обеду немецкие автоматчики в сопровождении трех танков и одной самоходки, при поддержке массированного артиллерийско-минометного огня в четвертый раз атаковали гарнизон. Огневой бой перешел в рукопашный.

В руках майора Карыпова — ствол автомата, ложе которого разбито о головы фашистов. Комаров орудует саперной лопатой — она вся в крови.
Немецкие танки, утюжа высоту, не разбирая чужих и своих, гусеницами давят лежащих людей. А у гвардейцев нет артиллерии.

Три пулеметчика — гвардии сержант Суслов, рядовые Губанов и Антощенко — одну за другой уложили три цепи фашистов. Кончились патроны. Губанов остался один. Скрывшись в воронке и близко подпустив танк, он бросил в него гранату. Машина двигалась. Губанов вскочил на ее броню, решив через открытый люк гранатой уничтожить экипаж, но тут же погиб сам.
Танк поджег заместитель командира полка по политчасти майор Малицкий.

За одной горящей машиной ушли две других, и самоходка. Бой кончился. Как выяснилось чуть позже, немцы выполнили задачу — они полностью окружили матросовцев, заняв и тыловую высоту и соседнее Овечкино.

Положение у гвардейцев было критическим. Под горой — шестьдесят семь тяжелораненых воинов. Боеприпасов почти никаких. 
Майор Карыпов приказывает полутора десяткам ходячих бойцов собрать у раненых патроны. У него созрел план прорыва кольца. Пока немцы не успели основательно закрепиться на высоте, всем ходячим атаковать ее с криком «Ура!», а раненым поддержать «Ура!» атакующих.

 

Так и сделали. Нехитрый маневр увенчался успехом.
Немцы покинули высоту. Вторая задача — спасение раненых. Спасли всех. Цепочкой расположились на высоте для ее обороны.
В этот день матросовцы отбили девять контратак противника.

 

Потрясающее свидетельство «Журнала боевых действий»:

«... В 12.00 одновременно с направлений Богомолово и Кряково противник предпринял контратаку силою до 200 автоматчиков при поддержке 6 танков. Противник отброшен, оставив до 100 убитых и два танка. ...В 14.00 противник силою до 100 человек при поддержке двух танков...
...В 16.00 противник силою в 180 человек при поддержке трех танков...
В отражении контратак принимал участие весь личный состав полка, все офицеры. В этом бою с горячим пулеметом в руках геройски погиб командир полка подполковник Рощупкин...
В 16.30 с направления Кряково и Ореховка противник силою до 300 человек и 4-х танков вновь перешел в контратаку на высоту 214,6...».

 

В этот день, 10 марта 1944 года, 254-й гвардейский стрелковый полк потерял весь офицерский и большую часть рядового и сержантского состава. Но с занимаемых позиций не отошел.

За доблесть, отвагу и мужество, проявленные в боях за Кряково, впервые в истории корпуса была награждена вся комсомольская организация первого стрелкового батальона и среди них — три новосибирца: Иван Гаврилов, Георгий Кочнев и Макар Тартумашев, В боях отличился заместитель командира полка Аркадий Александрович Карыпов. Он работал токарем на одном из новосибирских заводов. Кончив в 1939 году Омское пехотное училище, вернулся в родной город, где стал командиром роты курсантов авиашколы. С конца 1942 года — на фронте.

Воюет Карыпов геройски. За год майор был ранее пять раз — в обе руки, бок, живот и голову. И всякий раз снова возвращался в строй. В боях за Пустошку во время контратаки немцев Карыпов вызвал на себя огонь гвардейских минометов («Катюш»), а позже возглавил атаку матросовцев.

И Пустошка была взята. Первого мая за эти бои Карыпову торжественно вручили орден Красной Звезды. Таким помнят Аркадия Карыпова однополчане: первый в атаках, бесстрашный солдат и находчивый командир.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить