1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.75 (4 Голосов)

Человек с того света

...Отряд автоматчиков-лыжников в ночь на 23 февраля 1943 года, пробравшись в тыл врага, внезапным ударом овладел деревней Среднее. Навязался упорный бой. в ходе которого было убито 150 немцев, подбито 3 танка, 5 автомашин, взорван склад с боеприпасами. Немцы опомнились, подтянули резервы. Под сильным минометно-пулеметным огнем со стороны деревни Грихново отряд автоматчиков после упорного боя отошел в лес западнее деревни Среднее... В лесу был окружен превосходящими силами гитлеровцев, но продолжал бои в течение всего дня. Связь была только по радио.
Спокойный голос радиста указывал местоположение отряда и вызывая огонь чашей артиллерии. 
Немедленно был выслан стрелковый батальон для освобождения отряда.

Радист передавал:
— Противник усиливает нажим.
— Кольцо сжимается.
— Патроны на исходе.
Пауза. Вдруг в эфир врывается спокойный голос санинструктора Филаткиной.
— Будем биться до последнего патрона.
К концу дня — последняя радиограмма:
— Будем биться до последней капли крови Положение критическое, немцы ворвались в наше расположение. Прощайте, товарищи! Рацию взрываю! Огонь на меня!
Ольга Филаткина.
(Из «Журнала боевых действий 56-й гвардейской дивизии»).

 

Восстанавливая одну из боевых страниц 9 -й отдельной стрелковой бригады, мы встали перед вопросом: кому из героев отдать предпочтение, какой подвиг однополчан запечатлеть в панораме музейной экспозиции? Речь шла о боях в районе Великих Лук, севернее деревни Чернушки в феврале — апреле 1943 года.

В этих боях, вдохновленные мужеством Матросова, его однополчане проявляли чудеса самоотверженности и героизма. Подвигов было очень много. Какой же увековечить, восстанавливая героическую историю бригады?

Выйти из затруднения помог ветеран полка, оренбургский кузнец, сержант запаса Иван Сергеевич Кадышев, прибывший в часть на встречу с молодыми воинами. 
— Я припоминаю,— говорил он,— что работу с новым пополнением мы всегда начинали с рассказа о подвигах комсомольца Матросова и девушки-медработницы Ольги Филаткиной.

Оба они были совершены в один и тот же день — 23 февраля 1943 года. Находясь в отряде лыжников-автоматчиков, направленных в тыл к немцам, Ольга Филаткина в критический момент боя вызвала на себя огонь наших артиллерийский: батарей. Это произошло на Калининском фронте, севернее Великих Лук. Чуть позже фронтовые дороги 'вывели нашу бригаду туда, где насмерть сражались с врагом Ольга Филаткина и ее друзья. Выполнив поставленную перед нами задачу в районе деревни Чернушки, мы сдали 150-й стрелковой дивизии участок обороны. Командование перебросило бригаду в район населенных пунктов Легот, Осипово Село, Рожново, Ляда.

С этого рубежа нам предстояло вести боевые действия в направлении деревни Среднее — как раз в том районе, где три недели и аз ад геройски погиб отряд автоматчиков- лыжников.
— Помню,— продолжал И. С. Кадышев,—март подходил к концу. Междуречье Ловати и Локни зазеленело прогалинами мха и заблестело многочисленными болотами. Куда ни ступишь — вода, сырость, слякоть...

 

Немцы упорно сопротивлялись, переходили в контратаки. В первых числах апреля три наших группы вышли в разведку боем. Две, захватив «языка», отошли, третья прорвалась в глубину обороны немцев, в направлении Осипова Села и деревни Среднее. Прошло несколько дней. Вестей не было. Чтобы узнать о судьбе однополчан, в тыл врага пошла новая группа разведчиков. Она стала свидетелем трагедии, разыгравшейся здесь неделю назад. Северо-восточнее Осипова Села, на опушке леса разведчики нашли шестнадцать погибших автоматчиков. А вокруг — несколько десятков трупов гитлеровских солдат и офицеров.

 

— Но в этой группе было не шестнадцать, а двадцать автоматчиков. Судьба четырех так и осталась неизвестной,—закончил Кадышев рассказ.

То, что рассказал ветеран, подтвердили документы. Так Ольга Филаткина вошла в историю 254-го гвардейского полка. Картина «Подвиг бессмертен» посвящена ей и ее товарищам.

...Прошло три года. Мы продолжали поиски. В архиве Министерства Обороны СССР, в фонде 56-й гвардейской дивизии нашли и запись, приведенную в начале рассказа.

Несомненно было одно: высланный батальон пробиться не успел, отряд, сделав все, что могли сделать истекающие кровью люди, погиб в неравной схватке. Так думали все.

И вдруг, словно гром среди ясного неба, прозвучали слова Веры Дмитриевны Дородоновой, приехавшей в полк в марте 1966 года:
— Ольга Ивановна жива!
Чувство недоумения и радости:
— Как жива? Что она — из мертвых воскресла? Возможно, ошибка?
— Никакой ошибки,— убеждала нас Вера Дмитриевна.
— Это действительно исключительный случай. Ольга Филаткина жива.

 

И вот что мы узнали.
...Ольга Филаткина была преподавателем истории и классным руководителем 9-го класса, в котором училась Вера Дородонова. В 1941 году муж Ольги ушел на фронт, она — на курсы медсестер. Летом 1942 года, когда скупые сводки Совинформбюро извещали о натиске гитлеровцев на Сталинград, Ольга, оставив дома маленькую дочку и старуху-мать, уехала на фронт.

— Пути наши разошлись,— говорит Вера Дмитриевна,—
Ольгу Ивановну направили в 74-ю отдельную стрелковую бригаду, а меня — в лагерь, где шло формирование 91-й.

 

После февральских боев 1943 года имя Ольги Филаткиной стало известно всему фронту. На подвигах Матросова, Филаткиной, Цицилина, пулеметчика Столярова мы учились ненавидеть, бороться, побеждать. Демобилизовавшись, я вернулась в Барнаул. А в 1946 году случайно встретила Ольгу Ивановну. Она шла с дочерью Валей. Потом судьба забросила меня под Ленинград. Мы снова потеряли друг друга...

 

И опять — поиски. Это сейчас, с наличием интернета, с выходом на экраны телепередачи "Жди меня" поиск людей значительно ускорился. А в те времена найти человека стоило больших трудов и самое главное - затрачивалось довольно много времени.

Нашли Ольгу Ивановну на Волге, в городе Сызрани.
Немедленно послали письмо и приглашение посетить полк имени Матросова, просили рассказать, что случилось с ней и ее боевыми друзьями после прощальной радиограммы, переданной к исходу 23 февраля 1943 года. Полк получил два письма от человека «с того света».

В конверты были вложены Почетные грамоты и дипломы, которыми награждали мужественную женщину городские и областные комитеты КПСС и ВЛКСМ, редакции и издательства газет и журналов, вырезки из газет и документы, рассказывающие о ее славной жизни. И, конечно, ее собственный рассказ.

 

Ольга Ивановна, как солдат, вернувшийся с боевого задания, докладывает:

«...На рассвете подошли к деревне Среднее, через которую проходил большак на Грихново и Осипово Село. Брали деревню с двух сторон. Немцы выскакивали из землянок и домов в нижнем белье. Их было много, но внезапность и натиск решили исход боя. Действующие с фронта части в условленное время подойти не смогли. Поступила радиограмма: «Деревню оставить, пробиваться к своим».
Взорвав склад с боеприпасами, начали отходить. Немцы разгадали маневр и помешали отходу з сторону переднего края. Теснимые на запад, мы заняли круговую оборону на поляне, поросшей мелким кустарником. Отряд таял на глазах. Прямое попадание в сердце сразило замкомбата Нурмеева. Уронили головы около пулемета командир третьей роты и его заместитель по политчасти. Сменившие их автоматчики гоже погибли. Смертельно ранен командир второй роты. Убит радист.

В ноги ранен последний из офицеров отряда Безбородов.
Бинты израсходованы. Рву маскхалат и делаю перевязки. Безбородов приказал мне заменить радиста и сообщить в штаб о том, что немцев много, и мы окружены, 96 Начальник штаба Лозенко спросил о настроении. Я ответила, что паники нет. И действительно, ее не было, хотя все мы понимали, что вряд ли нас удастся выручить.
Меня ранило в спину и правую руку, но я продолжала сообщать в штаб обстановку. Справа на опушке немецкая пехота неоднократно переходила в атаку. Тяжелораненый Безбородов определял координаты цели, я передавала их в бригаду. Проходили секунды и четкие шеренги гитлеровцев превращались в мечущийся муравейник. Летели каски, автоматы. Секунды — и нет роты спесивых фрицев.

Наши силы иссякали. Не раненых не было. Тогда я передала наши координаты и команду «Огонь на меня»!, попрощалась с работниками штаба. Здоровой рукой бросила в рацию гранату. Была ранена в голову и потеряла сознание.

В себя я пришла позднее, в плену у немцев. В плену оказались Безбородов и другие тяжелораненые. Задание командования мы выполнили полностью. Но для нас начались муки ада. Допросы. Пытки Истязания едва державшихся на ногах людей. Мы молчали Цементная камера, наполненная водой. 
Затем концентрационный лагерь в Провинниках 25 сентября 1943 года —побег. Спасение. Жила и работала по заданию с чужим паспортом, вела агитацию среди насильно вывезенного с Орловщины населения.

23 марта 1944 года я была схвачена по доносу провокатора. И попала во второй концлагерь под Дахау, откуда редко выходили живыми. Меня, как и других узников, ожидала смерть, если бы не подоспел передовой отряд французских войск. Но это было еще не освобождение. Только 31 мая 1945 года я окончательно вернулась к жизни.
В этот день мы услышали родную русскую речь и увидели советских солдат.
Назло всем смертям мы с Безбородовым вернулись.
Судьбы других товарищей не знаю».

 

Ольга Ивановна  награждена орденом Отечественной войны I степени. Сейчас наша героиня живет в Сызрани, она — начальник городского отделения Союзпечати, ведет большую общественную и военно-патриотическую работу.

Комментарии  

# жопа 06.12.2011 04:58
:-x
Ответить

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить