1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.00 (2 Голосов)

Очерк 3. Изучение этнографии русских Среднего Прииртышья местными исследователями

Этот очерк посвящен изучению русских Среднего Прииртышья. На примере отдельного региона, в разные периоды истории игравшего разную роль в сибирской жизни, явно становятся видны характерные черты этнографического исследования русского этноса в Сибири в XIX-XX вв. Прежде чем перейти к изложению фактов, хотелось бы сделать несколько вводных замечаний.

Современная этнография - наука спорная. У нее нет даже единого имени: кто-то полагает, что этнография и этнология - одно и то же, и поэтому называют нашу науку то этнографией, то этнологией. Другие видят здесь две различных, хотя и родственных науки. Написав о спорности в понимании нашей науки, я хотела подчеркнуть, что почти каждый исследователь пусть в нюансах, но по-своему определяет этнографию. Из множества существующих точек зрения хотелось бы противопоставить только две. Итак, одни исследователи видят в этнографии (этнологии) широкое гуманитарное знание, дающее методику анализа ряда актуальных проблем современного общества в самом широком смысле, другие - склонны понимать этнографию в более традиционном ключе, проявляя интерес к таким проблемам, как этническая история и традиционная культура. Часто это приводит нас к изучению отдельных культурных явлений.

 

Как мне кажется, суть этнографии заключается в изучении самого широкого круга народов, включая и исследования тех групп, которые составляют крупные современные этносы. Состояние современного этнографического знания таково, что относительно немного ученых-корифеев одинаково хорошо знают культуры разных этносов и свои рассуждения строят на материалах, позволяющих охватить рассматриваемую проблему широко как в пространственном, так и в хронологическом отношении. Многие же российские ученые ведут исследования локальные, изучают отдельные этнические группы или немногочисленные этносы, проживающие на небольшой территории. Насколько обоснован и актуален такой подход или он проник в науку "явочным порядком", свидетельствуя о нашей финансовой несостоятельности и теоретической отсталости?

 

Эти вопросы, очень важные для меня, как исследователя небольшого локуса, в этом очерке я рассматриваю на примере изучения русского населения Прииртышья, которое принято в научной литературе называть Средним. Точнее, как мне кажется, говорить "Омское Прииртышье", поскольку речь в подавляющем большинстве случаев идет о населении территории, укладывающейся в рамки Омской обл.

 

Историю этнографического изучения этого региона Сибири невозможно понять без обращения к истории Омской обл. Ее современная территория оформилась окончательно только в 1944 г., хотя и позже происходили отдельные изменения внешних границ Омской обл. на уровне сельских районов. До начала 1920-х гг. территория Омского Прииртышья никогда не составляла единого административного целого. Южные районы в XVIII-XIX вв. тяготели в экономическом и культурном отношении к Омску, северные - к Таре, которая до строительства Транссибирской железной дороги была значительным административным, экономическим и культурным центром Западной Сибири. Ho еще в больше мере Тюкалинский и Тарский уезды были связаны с Тобольском - своим губернским центром.

 

В это время изучение народной культуры и истории населения не вызывало особого интереса. Отдельные известные нам работы были эпизодичны и фрагментарны. Отметим, что реалии русской культуры были настолько обычны и повседневны, что оказывались в сфере интересов какого-либо энтузиаста еще реже, чем культура других народов Сибири. В основном материалы, собранные на севере современной Омской обл., публиковались в Тобольске, в статьях "Ежегодника Тобольского губернского музея" или "Тобольских губернских ведомостях". Как правило, эти материалы вводились в контекст более широкой по замыслу работы, чем исследование этнографии Среднего Прииртышья. Отсюда и малая детализация интересующих нас сведений.

 

Те территории, которые входили в административные образования с центром в Омске (Омская обл., Омский округ и др., сменявшие на протяжении XVIII-XIX вв. друг друга), попадали в сферу интересов омских ученых и общественных деятелей, которые также обращались к этим сюжетам очень редко. Не изменил эту ситуацию и тот факт, что именно в Омске был создан Западно-Сибирский отдел Императорского Русского географического общества. Интересы этого общества, особенно на первом этапе его развития, лежали в областях, очень далеких от Среднего Прииртышья.

Только к концу XIX в. несколько усилился интерес к местной русской культуре и истории населения. Это, как нам кажется, было прямо связано с активизацией переселенческого движения в Сибирь. Как только проблемы истории и культуры русских сибиряков выпои из чисто теоретической области и стали ближе к практике, появились специальные публикации, в том числе и в "центральных", как мы сказали бы сейчас, изданиях. 
Количество этих публикаций было все так же мало, особенно тех из них, что были посвящены собственно культуре.

Больший интерес в это время проявляли историки, экономисты и статистики к вопросам, связанным с формированием населения в Среднем Прииртышье, с оседанием здесь переселенцев и их хозяйственным обустройством.

 

Потребности педагогической практики также стимулировали интерес к истории и культуре местного русского населения. Широко известен сейчас в Омске "Учебник родиноведения" А.Н. Седельникова, содержащий материалы этнографического характера. Такого рода издания публиковались и в советское время, но централизация издательского дела, тем более в сфере публикации учебников, положила конец этой практике.

 

Существовали и другие потребности, которые приводили к созданию интересных с точки зрения этнографии работ. Так, например, в Омске было принято решение составить "Справочную книгу Омской епархии". Цель этой книги была сугубо практическая - дать священникам возможность принять правильное и взвешенное решение при принятии назначения в приход. В "Справочной книге" были приведены сведения, характеризующие приходы Омской епархии в самых разных отношениях. За составление труда взялся Иван Степанович Голошубин.

Была разработана схема описания приходов, куда включались следующие сведения: количество жителей в приходе с учетом пола, населенные пункты, входящие в приход с указанием происхождения населения. И. Голошубин указывал на следующие группы русских: старожилы, переселенцы с указанием мест выхода, казаки, характеризовал население по конфессиональной принадлежности - раскольники, сектанты, по возможности детализируя эти сведения. Автор приводит сведения о размещении и числе баптистов, молокан и разного толка староверов.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить