1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

БЫКОВ СЕМЕН ПРОКОПЬЕВИЧ родился 14 сентября 1913 года в деревне Араксул Вагайского района Тюменской области. Член КПСС с 1938 года.
В годы Великой Отечественной войны был политруком минометной роты 364-й стрелковой дивизии, командиром роты 9-го гвардейского отдельного батальона минеров, заместителем командира партизанского отряда «Гвардия».
Награжден двумя орденами Красного Знамени, Отечественной войны I степени, медалями «Партизан Отечественной войны» I степени, «За оборону Ленинграда» и другими.
После войны окончил Омскую партшколу, был на партийной работе в Шербакульском, Таврическом, Азовском районах. Работал директором школы.
С 1974 года на пенсии.




ЗАРЯ ПОДНИМАЛАСЬ ИЗ ПЕПЛА

В глубине леса партизаны отряда капитана Макарова построили землянки. До этой глухомани Псковской области не летали немецкие бомбардировщики, не добирались каратели. Они ушли, совершив свое преступление: на многие сотни километров вокруг сожгли все деревни, жителей угнали в Германию на каторжные работы или расстреляли. Превратив цветущую землю в пустыню, фашисты думали, что на ней долго не возродится жизнь, что она больше не будет угрозой для их существования. Но они ошиблись: в лесах появились партизаны, и начала заря подниматься из пепла.

Из лесной чащи тропинка вывела к топкому болоту. На кочках высокая осока. Ухватишься за пожухлую траву — руку порежешь. Чуть замешкаешься — засосет черная жижа. На гимнастерке — соль от пота, ее плотно прижимает к спине тяжелый вещмешок, в котором патроны и взрывчатка.

Больше часа разведывательно-диверсионная группа, состоящая из воинов-добровольцев 9-го гвардейского батальона минеров, шла до небольшого островка, заросшего лесом. 

Старший группы Семен Быков разрешил сделать привал. Партизаны выжали воду из портянок, смахнули соленые капли с лица и по нехоженой тропке двинулись к железной дороге, где предстояло пустить под откос вражеский эшелон, а по пути уточнить расположение аэродрома противника в районе станции Дно Псковской области.

Из лесов виднелись закопченные печи — все, что осталось от сожженных деревень. Порывистый октябрьский ветер холодной осени 1942 года развеивал пепел. Кое-где попадались отдельные дома, но в них нельзя заходить: гитлеровцы строго наказали полицаям следить за жильем, докладывать жандармам о каждом появившемся человеке.

Глядя на компас и карту, Семен Быков вел шестерых товарищей по глухим местам. Шли, в основном, ночью. Через трое суток достигли леса, из которого в бинокль с высокого дерева целый день наблюдали за аэродромом. Взлетали и садились немецкие самолеты. Когда ночь окутала лес, партизаны продолжили свой путь. Шли еще двое суток. Кончились продукты, и питались только перезревшими плодами рябины.

До рассвета группа подошла к железной дороге Дно-Дедовичи. С опушки леса стали вести наблюдение. Заморосил дождь. Поеживаясь от холода, по шпалам пробежали два немца.
—    Патруль,— шепнул Быков товарищам.— Подождем, когда он вернется.
Охрана появилась через сорок минут. А дождь усилился. Партизаны промокли, но продолжали лежать неподвижно, спрятав оружие от влаги.

Когда патруль скрылся вдали, бойцы Василий Бутаков и Алексей Ушаков подбежали к полотну и под стыками рельсов заложили мину, прикрепили проволоку к чеке взрывателя и скрылись на опушке леса Бутаков намотал на руку конец проволоки, чтобы не потерять ее в темноте.
На рассвете показался поезд. Когда колеса паровоза оказались над миной, Бутаков изо всей силы потянул за проволоку — взрыватель сработал и мощный взрыв свалил паровоз. На него наткнулись вагоны с боеприпасами, платформы с пушками со скрежетом полетели с насыпи.

Из задних вагонов выскочили немецкие солдаты и из автоматов открыли огонь по опушке леса. Но партизан там уже не было.
— Бежим! Скорее! — торопил Быков уставших товарищей.— О крушении поезда узнают фашисты из ближайших гарнизонов и начнут прочесывать леса. Надо, как можно дальше уйти от железной дороги.

Всю ночь бойцы бежали или шли быстрым шагом. Утром увидели группу гитлеровцев, которые проскочили в пяти метрах от притаившихся в кустарнике партизан. Убедившись в безопасности, бойцы пошли дальше. Неожиданно идущий впереди Бутаков взмахнул ножом и ударил немца, сидевшего возле толстого дерева. Тот и пикнуть не успел, свалился на траву.

—    Заколол, как борова. Молодец,— похвалил Быков.
—    Дремал, подняв воротник шинели,— добавил Бутаков.— Сидел в секрете. Здесь идти опасно.
—    Сворачиваем на другую тропу.

Партизаны скрылись в густом лесу. Позади раздались автоматные очереди.
—    Спохватились фашисты,— усмехнулся Быков.— Наверняка обнаружили заколотого немца.
—    Видно так,— согласился Бутаков.
—    Переходим на марафонский бег...
И партизаны побежали. Длинную дистанцию они закончили там, где уже никто не стрелял. Среди поваленных бурей деревьев бойцы остановились и просидели до сумерек, а потом снова пошли.

Недалеко  от  дома  лесника  встретилась  старушка. Она собирала валежник.
—    Немцы у вас есть? — спросил Быков.
—    Нет,— ответила женщина. — Но  полицаи  наведываются. Партизан ищут. А вы?..
—    Да мы,— перебил Быков. — Нам бы поесть что-нибудь.
—    Я сейчас принесу.

Бутаков увел товарищей в лесную глушь, замаскировались. Быков и Чукалкин остались на месте. Если бы появились гитлеровцы, то они подали бы условный сигнал — крик совы. Но старуха вернулась одна. В мешке она принесла картошку, две булки хлеба.
—    Уходите подальше,— сказала женщина.— Увидят полицаи и мне несдобровать. Столько людей уже расстреляли...

И они разошлись в разные стороны. Партизаны поели и прибавили шаг. Шла темная ночь, и только бледная луна оказалась свидетелем прихода бойцов в свои землянки.
Через день Быков снова повел свою группу на диверсию. И опять на повороте железной дороги взорвалась мина. Восемь вагонов с боеприпасами и техникой оказались в болоте.
За неделю отряд Макарова пустил под откос четыре эшелона противника. Встревоженные оккупанты начали прочесывать леса, усилили контроль за стальной магистралью. Им удалось напасть на след партизан.

В завязавшейся перестрелке каратели понесли большие потери и отступили. Погибли бойцы Бутаков, Семин, Семенюк, Абдурахманов, был ранен Мешков. По рации Макаров получил приказ: — Отходите к прифронтовой полосе. Опушки леса фашисты заминировали. С тропинок партизаны убрали Две мины, а третью не заметили. Взрыв вызвал шквальный огонь противника. Автоматные очереди долго будоражили лесную тишину. Одна за другой взлетали осветительные ракеты. Ползком бойцы добрались до безопасного места. Там их встретили армейские разведчики и провели через линию фронта.

В марте 1944 года из воинов 9-го гвардейского батальона минеров был создан партизанский отряд «Гвардия». Его возглавил капитан В. Н. Воронов. Отряд совершил 800-километровый рейд в тылу врага по территории Западной Белоруссии и Литовской республики.
Он вел разведку сосредоточения сил противника и оборонительных узлов, взрывал рельсы на железных дорогах.

Семен Быков был заместителем командира отряда по политчасти. На собраниях и в беседах с бойцами Быков говорил о бдительности, о соблюдении строжайшей дисциплины, знакомил товарищей с содержанием сводок Совинформбюро, редактировал рукописный боевой листок «Гвардия», в котором рассказывалось о подвигах партизан.

Минуя крупные вражеские гарнизоны, отряд шел по намеченному маршруту. Каждый человек, кроме автоматов нес 32 килограмма взрывчатки. Ночью отряд подошел к Днепровско-Бугскому каналу. Вода была очень холодная, и переправляться стали на резиновой лодке. Она . была одна. В нее вмещалось лишь два человека. Чтобы быстрее преодолеть водный рубеж, партизаны привязали к обоим концам лодки веревки. По два бойца тянули за веревки, ускоряя ход лодки.

В конце апреля отряд подошел к реке Молчадь. Уже рассветало, и надо было не мешкать с переправой.
—    Снять обмундирование! — приказал Быков.— Связать в узел!
Сложив в фуфайку одежду, сапоги, оружие и вещмешок, Быков шагнул в реку. Бойцы за ним. Груз держали на голове и плечах: воды было по грудь. Вышли на тот берег — зуб на зуб не попадал. Быстро надели сухую одежду и только скрылись в молодом сосняке, как на берегу реки стали взрываться вражеские мины. Вскоре появились гитлеровцы и полицаи.
—    Огня не открывать,— предупредил командир отряда.— Фашисты не заметили, куда мы ушли.

Каратели прошли мимо отряда. Партизаны не стали вступать в бой: надо было незаметно продолжить свой путь, сохранить силы.
На однодневный отдых «Гвардия» остановилась в лагере партизанского отряда «Советская Беларусь». Здесь бойцы сходили в баню, постриглись и побрились в парикмахерской, побывали на концерте художественной самодеятельности.
Проводники «Советской Беларуси» провели «Гвардию» до железной дороги Молодечно-Сморконь. Дальше партизаны с помощью местных жителей искали безопасные проходы через стальную магистраль.

Житель деревни Дровщизна Беззубый сказал, что железная дорога сильно охраняется.
—    Знаете, где находятся другие отряды партизан? —
спросил Быков.
—    Далеко,— неопределенно ответил старик.
—    Нам нужна их помощь.
—    Зина, сходи, дочка, за Варварой.
Девушка привела Варвару Ивановну Швидко — связную партизанского отряда имени Невского.
—    Я вас не поведу,— сказала Варвара.— А просьбу вашу передам.

На другой день разведчики отряда имени Невского договорились с командиром «Гвардии» о переходе через железную дорогу.
Ночью партизаны блокировали два дзота, где находилась охрана, и прошли по ту сторону стальной магистрали.
В июне отряд достиг своего конечного пункта — Руднинской пущи. Здесь раскинули походные палатки, соорудили очаг для приготовления пищи, выкопали колодец, в котором оказалась очень вкусная вода.

—    К этой бы воде да хорошую краюху хлеба,— сказал Быков командиру отряда.
—    Да, — согласился Воронов. — С неба она не упадет.
Позаботься, Семен.
И с группой бойцов Быков отправился на местные хутора. Немцев там не было. Но время от времени они делали налеты и забирали у жителей все, что не было спрятано.

Хутор Рудникайте затерялся в лесу, и партизаны случайно наткнулись на него. Хозяин дома Юзеф Лoговик подозрительно посмотрел на Быкова и его товарищей. Когда он убедился, что перед ним действительно защитники Родины, — открыл двери сарая, где под соломой лежали два мешка муки.
—    Берите.

Выпечку хлеба организовали на хуторе Речан. Пекари сообщили Быкову, что пособники фашистов удрали из хутора, как только услышали, что неподалеку поселились партизаны.
—    Сбежали, прихватив хлеб и скот,— уточнила хозяйка дома, замешивая тесто.— На соседнем хуторе Бауэр откармливает коров для немцев. А может тоже дал деру.
—    Проверим, — сказал Быков. Он посоветовался с командиром отряда, и было решено послать на хутор группу бойцов, возглавляемых Ушаковым и Жиляевым.
К вечеру партизаны вернулись.
—    Задание выполнено,— доложил Ушаков.— Привели быка и три коровы. Все, что было.
—    Хорошо,— похвалил Быков.— Теперь у нас не будет трудностей с питанием.
По рации отряд получил приказ: развернуть «рельсовую войну» на железной дороге Гродно-Вильнюс, Гродно-Лида. Надо было парализовать эти пути, по которым могли отступать гитлеровские войска, увозя технику, живую силу и награбленное добро.
Партизаны проверили оружие, привели в порядок мины и отправились к железнодорожному полотну. Семен Быков пошел с группой старшины Балашова. Была темная ночь. Земля, нагретая за день солнцем, медленно остывала. Стояла духота.

Небо начало светлеть, когда подрывники увидели стальной путь. Эшелон шел быстро. Из вагонов по опушкам леса непрерывно строчили пулеметы. Вскоре за поездом проехала дрезина, на которой сидели два гитлеровца.
—    Патруль,— шепнул Быков старшине.— Засекай время, когда он вернется назад.
Через двадцать минут патруль проехал в обратную сторону.
—    В нашем распоряжении пятнадцать минут,— сказал Быков.— Надо спешить.
—    Успеем,— успокоил Балашов и подал сигнал бойцам. Четыре подрывника подбежали к рельсам, ножами выкопали ямки и положили в них мины замедленного действия. Едва они скрылись в лесу, как послышался стук колес дрезины.
Мины были хорошо замаскированы, и патруль их не заметил.

Днем взорвалась одна мина. Куски шпал и рельсов отлетели в сторону. Образовалась глубокая воронка. Четыре часа фашисты ремонтировали путь. На станции собралось несколько составов. Но когда они снова пошли, сработала вторая мина. С полотна сошел паровоз и несколько вагонов. И снова получилась пробка на дороге.

В последующие дни партизаны опять заложили мины под стыки рельсов. И следовал взрыв за взрывом. Гитлеровцы, бросая поезда с награбленным продовольствием и ценностями, стали отступать от Вильнюса по шоссейным и проселочным дорогам. Но и там подрывники поставили мины. Автомашины подрывались, создавались пробки на дорогах. Партизаны из засад обстреливали колонны отходящих фашистов.

Отряд без потерь вернулся в Рудниковскую пущу. На собрании Воронов сообщил об итогах «рельсовой войны».
—    За шесть дней подорвано пять эшелонов, выведено из строя пять паровозов, более двадцати вагонов с техникой, живой силой и продовольствием. Выведено из строя несколько километров железной и шоссейных дорог. Пять эшелонов с продовольствием и обмундированием остались в Вильнюсе из-за неисправности пути. Но главное — создалась пробка при отступлении оккупантов и все мы вернулись живые. За отвагу и смелые действия объявляю благодарность Зубареву, Чащухину, Чукалкину, Хрящеву, Кулику, Осколкову, Бекназарову, Хорькову, Валишевскому, Землянскому, Селивончику, Туренко, Корнюшкину, Филатову, Валиеву.


После собрания Быков написал боевой листок «Гвардия», в котором рассказал о подвигах отличившихся товарищей. На листок ушла целая школьная тетрадь. Она ходила по рукам, как самая интересная книга.
Многие бойцы были награждены орденами и медалями СССР. Семен Быков стал кавалером ордена Красного Знамени.

12 июля 1944 года отряд получил срочное задание: разведать укрепления противника на левом берегу Немана. Ночью партизаны переправились через реку, выяснили обстановку и по рации доложили в Центральный штаб партизанского движения.
Днем с правого берега Немана стали переправляться отступающие гитлеровцы. Семь лодок достигли середины реки.

—    Огонь!— приказал Быков. Он с группой бойцов находился в кустарнике, который рос у самой воды. Затрещали пулеметы и автоматы.

Опустели пять лодок. Две пристали к правому берегу. К ним подошел взвод немецких автоматчиков и открыл огонь. Но партизаны уже сменили боевые позиции.
Отряд пошел на запад. 15 июля соединился с частями Советской Армии.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить