1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

Роль купечества в формировании специфического уклада жизни провинциального сибирского города

Тара XIX - начала XX вв. была типичным провинциальным городом Сибири. Но в то же время она имела некоторые особенные черты, отличавшие ее от других сибирских городов: Сургута, Туринска, Ишима, Енисейска, Селенгинска, Кяхты и других. Тара в какой-то степени повторила судьбу Тобольска. Тобольск долгое время был главным городом Сибири, ее административным центром, но с переводом главных сибирских учреждений в Омск, а также с изменением направления торгового тракта потерял свое былое значение. Так и Тара в течение XVII в. выполняла очень важную роль порубежного города, форпоста освоения южных земель Западной Сибири.

 

Превращение Тары в "захудалую провинцию" (так писали о ней в начале XX в. столичные газеты) началось с перенесения в сторону Московско-Сибирского тракта, потом многое было предрешено проведением вдали от нее Великой Транссибирской железной дороги, а потом Тюмень-Омской магистрали.

Известные события 1722 г., когда жители Тары не пошли присягать безымянному наследнику, сочтя это дело богопротивным, оказали также весьма заметное влияние на судьбу города. Расшифрованные Н.II. Покровским и И.П. Березиной записи Г.Ф. Миллера свидетельствуют о том, что к протесту против присяги присоединилось более 700 человек, из которых около половины было казнено, а остальные сосланы. Разорение домов лучших горожан и сокращение числа жителей Тары (почти наполовину) оказало существенное воздействие на дальнейшее развитие города.

 

Определяя особенные черты русских, в том числе и сибирских городов, следует обратить внимание, прежде всего, на высокую степень религиозности их жителей. Эта религиозность пронизывала буквально все сферы и стороны жизни и деятельности жителей Тары XVIIl — начала XX вв. 
Отражалось это и во внешнем облике города, которому особую привлекательность придавал вид многочисленных храмов. Кроме шести православных церквей, "близ города" имелось три часовни: Св. Георгия (по "Пятковской дороге", ведущей к пристани), Св. Модеста (по дороге на Екатерининский завод в двух верстах от моста через р. Аркарку) и часовни на Тихвинском кладбище, пристроенной к кладбищенской церкви.

Источники XIX в. непременно указывали на особую роль церквей во внешнем облике города. 
Так, В. Ильиным в "Памятной книжке для Тобольской губернии" на 1864 г. было отмечено, что "вид Тары довольно живописен при въезде с Тобольского тракта, но гораздо лучше от Иртыша или от часовни Св. Модеста, построенной под горой, верстах в двух от города, которому вид церквей придает много красоты с этой стороны".

 

Набожность была характерна для представителей всех сословий. Тарское купечество не только соблюдало религиозные праздники, на которые выпадало до 150 дней в году, но и было строгим блюстителем храмов и заботилось об их благолепии. Так, купеческой семье Нерпиных Тара была обязана тремя православными церквями. На их средства в числе прочих была выстроена Казанская церковь. Староста этой церкви купец Семен Можантинов вызолотил на нерпинские же деньги ее колокола, которые обычно отмечались в источниках XIX - начала XX вв. как остатки старины, "иногда привлекающие внимание любопытных".

Кроме того, И.Ф. Нерпин выстроил в 1782 г. Кладбищенскую во имя Тихвинской Божьей Матери церковь. Он же начат строительство Старость-Параскеевской церкви, которая после его смерти, по данным Скальского, была достроена графом Ивелич. Никольский собор, ставший на долгое время резиденцией тарских протоиереев, был возведен в 1769-1783 гг. в основном на средства купца Я. Перменева. Ф.И. Пятков в 1842-1843 гг. перестроил разрушившуюся колокольню Успенской церкви.

 

Основными жертвователями на содержание церквей были также купцы. Одним из наиболее крупных жертвователей был Я.А. Немчинов. О религиозности Я.А. Немчинова ходили целые легенды. Поскольку Немчинов не только много сделал для родного города, но и имел на его жителей, прежде всего на купечество, очень большое влияние, следует остановиться на этом особо. Сибиряки передавали друг другу, что Немчинов назвал в завещании более сотни церквей и монастырей, "избирая в особенности обители с чудотворными иконами, с мондами святых или вообще наиболее известные и почитаемые".

 

Старостами церквей избирались до начала XX в. преимущественно купцы, являвшиеся прихожанами той или иной церкви. Так, купец первой гильдии Л.М. Глизман, хорошо известный благотворитель начала XX в., еврей по национальности, принял православие и стал на некоторое время старостой кладбищенской Тихвинской церкви.
 

Следует обратить внимание на особенности экономического быта тарчан. Для хозяйственной жизни этого города всегда было характерно переплетение черт города и села. Горожане всегда держали много скота и птицы. По данным на 1862 г., в Таре было самое большое количество домашнего скота по сравнению с другими городами Тобольской губ. - 1505. 
Отставая от Омска по лошадям (в Омске -3175, в Таре - 2465), она превосходила Омск по количеству рогатого скота. В связи с этим серьезной проблемой для жителя Тары всегда была пастьба скота, заготовка сена, овса, картофеля и другого корма для животных, его вывозка в места складирования. Актуальными были проблемы сохранения кормов, здоровья животных, вывозка навоза и других нечистот, поддержание необходимой чистоты на улицах и во дворах усадеб.

 

Купечество, входившее в состав городской думы, требовало применения строгих мер по отношению к тем, кто нарушал установленный порядок по очистке улиц и дворов. Для жителей, имевших большие усадьбы, такие строгости требовали значительного напряжения сил. Так, А.С. Носков, оставшийся один в большом доме родителей, с трудом управлялся, по его словам, с уборкой территории вокруг дома. Тем не менее жесткие требования купечества находили понимание обывателей.

 

Жители города имели тесные контакты с крестьянами близлежащих деревень: многие выезжали на сельские ярмарки и принимали родственников и знакомых во время городских ярмарок. Ярмарки играли в жизни сибиряков, особенно в Тобольской губ., где они были более всего распространены, особую роль. Они служили не только местом для обмена товарами и сельскохозяйственными продуктами, но и для общения, передачи информации, получения определенного духовного заряда.

Покупая и продавая лошадей, жировой товар, скот, щепной товар (сани, короба, кадки, корыта и другие деревянные поделки), железные изделия, веревки, рогожи и другие товары, крестьяне и горожане имели возможность покатать ребятишек на устроенных тут же, на Базарной площади, катушках, качелях. Молодежь могла "показаться".

В районе солдатской слободки устраивали "Чертово колесо", где солдаты катали девушек. Вспоминая самую малооборотистую Тихвинскую ярмарку (26 июня - 9 июля), старожилы больше восхищались ярмарочными вечерами. "Гулянье так гулянье!" - горожане дивились раскрепощенностью деревенских, которые ходили в пестрых одеждах, юноши были с заломленными фуражками, обнимали девушек, что в Таре не наблюдалось, поскольку считалось зазорным. Но приезжие "хорошо себя чувствовали".

 

В результате поездок тарских купцов на сельские ярмарки уезда расширялись не только деловые их контакты с сельскими торгующими крестьянами и купцами, но и перенимался житейский опыт, элементы одежды, "домообзаводства", манеры, личностные качества. Такие поездки тарских купцов были регулярными на Апостоло-Лукинскую, Петропавловскую и Казанскую ярмарки в Муромцево, Дмитриевскую в Такмык, Троицкую в Пустынное, Ивановскую и Прокопьевскую в Евгащино, Юдинскую и Матвеевскую в Нижне-Колосовское и другие.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить