1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.00 (2 Голосов)

Пятистенки крылись двускатными крышами, которые в разных местностях назывались по-разному: "по-амбарному" (д. Алеус, Ордынского района Новосибирской обл., "крыжом" (д. Мереть Сузунского района Новосибирской обл.), "быком" (районный пос. Маслянино Новосибирской области). "Круглые" дома крылись четырехскатной крышей. Крепили крыши на самцах и на стропилах. Основным кровельным материалом было дерево, тес и дрань.

 

Топорный тес выделывался топором из двух половинок расколотого бревна. Из одного бревна можно было сделать только две тесины, драни же получалось значительно больше. Поэтому тес был дороже и был доступен только людям с достатком. С появлением маховой пилы начали использовать пиленый тес. Для дранки распиливали бревно на части длиной 1,5-2 м. Затем их раскалывали на четыре части, из четвертинок специальным ножом драли дранку, осторожно ведя его вдоль бревна. Или же, не раскалывая на четвертины, приставляли нож-косарь к торцу бревна и ударяли по ножу кувалдой, чтобы он вошел в древесину, а затем осторожно продвигали нож.

На дранку шла кондовая прямослойная и мелкослойная сосна. Было замечено, что крупнослойная древесина не годилась для этого, так как скалывалась. Дранку делали толщиной 3 см и более.

Применялось несколько способов покрытия дранью и тесом: "впритык", "вразбежку", "с подшильником". При покрытии "впритык" на обрешетку крыши набивали два сплошных слоя досок одинаковой ширины вплотную, доска к доске. Причем верхние доски устанавливали над стыками нижнего ряда, оба ряда желобились для организации стока воды. Делали желобки по всей длине доски - "дорожили" стружком (стамеской с лезвием полукруглой формы).

Способ "в разбежку" был более дешев, так как требовал меньшего количества материала, но и менее надежен - тесины укладывались как бы в два слоя, но не вплотную одна к другой, а так, чтобы верхняя доска закрывала стык между двумя нижними. В этом случае также оба ряда желобились. Такой менее надежный, но дешевый способ носил также название "победному". При покрытии третьим способом - "с подшильником" -верхний слой тесин был сплошной, а внизу вразбежку лежали доски под каждым стыком верхнего слоя. Оба слоя желобили.

Верхняя слега конструкции крыши носила название "боевого бруса", в ней делали паз, куда вставляли концы тесин покрытия крыши. Сверху их прижимали специально обтесанным бревном - охлупнем.

При безгвоздевой конструкции крыши "на курицах и потоках" на обрешетку крыши укладывались специальные слеги с загнутыми концами, на которых поддерживали поток - легкое бревно с пазом, куда вставлялись тесины крыши, другим своим концом упертые в "боевой" брус. В этом случае также сверху укладывался охлупень. Такие крыши древнего происхождения не требовали применения дорогого тогда металла - гвоздей - и прекрасно служили в течение десятилетий. В качестве "куриц" использовали стволы елей нужного размера с частью корневища, так как ель имеет развитый и прочный у основания корень.

Если же ели не было, то курицы вырезались специально из древесины других пород. Однако довольно быстро получили распространение стропильные конструкции крыш, что было обусловлено в значительной мере тем, что, например, в Верхнем Приобье ель не растет, что требовало выработки других конструктивных приемов устройства крыши, кроме того, с ростом благосостояния семьи гвозди перестали быть проблемой.
Сени, являясь конструктивной частью дома, возводились одновременно с основным срубом или пристраивались позже. Сени делались срубные либо из теса или бруса, по длине они занимали часть стены или всю стену целиком. Авторы исследований крестьянских жилищ замечают, что в Тюменском уезде (Усть-Ницинская слобода) почти везде отсутствовали сени. Надо заметить, что в Томске, например, среди построек этого периода сени отмечены везде.

 

Вход в дом мог быть оформлен крыльцом. Вынесенное крыльцо устраивалось в виде площадки, которую делали на уровне пола избы. На площадку крыльца вело 3-5 ступенек, она ограждалась перилами с балясинами. Над крыльцом устраивалась односкатная или двускатная крыша, крепившаяся на столбах. Встречались и внутренние лесенки в сенях, в этом случае вынесенное крыльцо не делали.

Косяки на дверные проемы и рамы в оконные проемы вставлялись в последнюю очередь, когда оставалась только "чистая" работа -"наряд избы", наличники и ставни. В домах было много окон, в избе-клети - 3-4, в пятистенках, крестовиках - от 5 до 12. Большое количество окон выходило на улицу или на южную сторону. В ранних постройках на северной стороне дома окон было мало или не было совсем, в более поздних постройках размещение окон по сторонам света утратило в большой степени свое значение, его сменила ориентация большинства окон на улицу. Все окна избы делались косящатые, "колодные", иногда с полукруглым верхом, очень нарядные.

Делались одинарные, двойные и даже тройные окна. Волоковые окна иногда устраивались только в сенях. В окнах устраивались как сплошные оконные рамы, так и створчатые. Окна стеклили, бедные хозяева затягивали их брюшиной, прибивая через досточку гвоздями. Такое окно из эрюшины служило 1-2 года. На севере Западной Сибири в первой половине XIX в. уже были окна из стекла, но зимой их заменяли "брюшинными оконницами", в том числе и в зажиточных домах, что объясняли тем, что такие окна не давали "мокроты от намерзания".

 

Окна оформлялись наличниками без ставней или с одно-двухстворчатыми ставнями. Наличники делались по желанию хозяев или очень лаконичными, без резьбы, иногда с выделением цветом некоторых деталей, или же нарядными, замысловатыми. Имела широкое распространение пропильная резьба, которая пришла на смену глубинной.

 

Наличники с глубинной резьбой выполнялись из осины как материала более податливого для резьбы. Мотивы резьбы повторялись с некоторыми вариациями, это растительные, зооморфные, антропоморфные, геометрические орнаменты. В разных населенных пунктах, на разных улицах, концах деревни существовала определенная мода на узоры. Для украшения наличников, ставен и карнизов приглашался мастер. По свидетельству Н.Г. Федосеева из д. Базой Томской обл., многие односельчане заказывали резьбу старику Колахматову. Наличники его работы сохранились до сих пор на нескольких домах, которые выделяются среди других своей нарядностью благодаря прекрасной резьбе, сделанной мастерски и с большим вкусом.

 

Входные двери домов делались одностворчатыми из 4-5 широких деревянных плах. Внутренние же двери были также одностворчатыми или двустворчатыми, в пятистенках их часто не делали, между комнатами оставляли лишь широкий проем. В деревнях региона внутренние двустворчатые двери красились или расписывались петухами.
Важным моментом в строительстве дома была установка печи. Иногда печь приходилось ставить не только, когда строился новый дом, а несколько раз перекладывать, если она чем-то не устраивала хозяев или прогорала. Но если в доме была глинобитная печь, последней неприятности не случалось.

Глинобитные печи прочнее и надежнее кирпичных, лучше держат тепло, не отсыревают, с течением времени становятся как единый фигурный кирпич, разломать ее трудно даже ломом. Глину ("землю") на печь брали недалеко от деревни, а иногда, если глинистые слои подходили близко к поверхности земли, то и в своем голбчике. Использовали обыкновенную красную глину, пластичную, но нежирную. Битье печи приурочивали к полнолунию, чтобы она не трескалась и не отсыревала.

 

Отопление дома в старину было конвекционным. 
Труб никаких не было. 
Сегодня даже в отдаленных сибирских деревнях люди стараются делать водяное отопление. Для этого сооружают котел, где нагревается вода или иной теплоноситель, а от него идут стальные трубы. Стыки труб сваривают.

Конечно, подобные преимущества стали возможны только сейчас, а в старину все делали руками и из природных материалов.

 

Печи ставили в углу избы, слева или справа от входа, устьем ("целом", "салом") повернув к стене, противоположной входу, почти вплотную к стене, оставляя 20-30 см для кухонной утвари - ухватов, кочерег и т. п. Между печью и стеной, над входом, устраивались деревянные полати, где клали спать детей. На полатях было тепло от печи и просторно. В некоторых домах вместо больших полатей устанавливали узкую полку.
В избах печи делались с дымоходом - "по-белому", печи без дымоходов - "по-черному" - в тот период в избах уже не ставили.

"Битые" русские печи делали за один день техникой битья мастер с подмастерьем или хозяин с "помочью". Работать приходилось очень быстро, чтобы глина не пересохла. Кое-где, например в сузунских деревнях, печь била хозяйка, приглашая соседок и родственниц "в помочь", стариков, чтобы помогли советом. Все деревянные детали печи делались хозяином или кем-нибудь из родственников-мужчин.

Бревенчатый сруб подводили до уровня пола или немного ниже. На сруб клали половинки бревен, бревна небольшого диаметра или толстые плахи - делали основание для печи. На него насыпали слой глины. Ставили печной столб, делали привязку. Затем до определенной высоты возводили из бруса или плах опечек так, чтобы удобно было бить глину. Накладывали слой за слоем толщиной 5-10 см, которые били, уплотняя, деревянными молотками ("чекмарями" - Венгеровский район) или пестиками.

Работа распределялась так, что один человек бил, другой прибивал. Заостренным концом молотка в каждом слое делались углубления - велось пазование, затем накладывали новый слой и били округлым концом молотка. Такой прием был необходим для большего уплотнения. Опечек поднимали до нужной высоты. Между слоями глины насыпали немного соли, чтобы слои лучше "сливались" и печь была крепче.

 

На удобной для хозяйки высоте (каждая печь делалась индивидуально - "под хозяйку", ведь ей приходилось работать около печи ежедневно по несколько часов) формовали шесток и под печи (гладкую горизонтальную площадку с небольшим уклоном к устью печи), набивая глину в опалубку, которую в дальнейшем разбирали.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить