1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

По словам Б.Н. Рыбакова, "дом — мельчайшая частица, неделимый атом древнего общества был весь пронизан магическо-заклинательной символикой, с помощью которой семья каждого славянина стремилась обеспечить себе сытость и тепло, безопасность и здоровье". Это положение в чем-то было верно и для конца XIX - начала XX вв. Не случайно и в этот период каждой фазе строительства придавалось исключительно важное значение, начиная от момента закладки дома.

 

После тщательного выбора места под дом, начиналась его закладка. Богобоязненные крестьяне для освящения начала строительства приглашали священника. После таинства, помолясь, "положив начал", принимались за работу: "Ну, с Богом?" А для того чтобы без всяких сомнений в доме был достаток, не полагались только на помощь, испрошаемую христианской молитвой, а совершали и действия, имеющие языческое происхождение - например, под окладной венец, на фундамент, в четырех углах будущей избы клали по монете, "чтобы водились деньги" (Сузун).

Когда ставили постройки для скота, то под матку клали солому, чтобы "скотинка водилась". Существовали запретные и благоприятные дни для начала строительства, так, например, понедельник и 13 число считали несчастливыми для начала любого дела. Запрещали начинать строительство в воскресенье, согласуясь с Библией. По словам М.М. Портнягина из д. Мереть Сузунского района, "Бог сотворил землю за шесть дней, а седьмой день, воскресенье, отдыхал. Раньше люди божественные были, все это соблюдали".

Особыми днями считались дни церковных праздников, недаром к ним в быту готовились заранее: старались все в избе вымыть и вычистить, а в сами праздники запрещалось работать.

"Торопились вернуться в субботу с работы, чтобы успеть в доме все вымыть и самому вымыться, так как ответу на том свете не будет, хоть сорок святых заступятся" (д. Нижний Сузун). Особо запретным днем для любого вида работ было Благовещенье (7 апреля н. с), в этот день "Птица гнезда не вьет, девица косы не плетет".

 

Закладку дома начинали с устройства его основания. Если грунт был недостаточно плотен, сначала делали фундамент под дом - размечали его по шнуру, копали ямы под стойки глубиной 0,6-1,0 м, опускали туда деревянные стойки - "стулья", иногда предварительно обожженные или смазанные дегтем, чтобы предотвратить гниение их в земле. Стойки выводили вровень с землей или на 0,3-0,6 м выше уровня земли. Если были камни, то забивали ими и глиной подготовленные ямы, делая прочное основание.

Если грунт был достаточно плотным, то под углы избы подставляли камни, покрывая их для изоляции от древесины бревен двумя слоями бересты. На стайки, или на камни, или на уплотненный грунт укладывали окладной венец - окладник - и далее выставляли венцы до нужной высоты. Как правило, общее количество венцов до матицы было нечетным, как правило, 15-17 при 6-7 вершковом лесе в "отрубе" - в диаметре бревен (23-32 см). Нижние венцы делали из более толстых бревен, верх сруба складывали из более тонких.

Сруб ("струб") рубили или сразу на месте, или же еще в лесу, где хранили срубленный лесоматериал, а затем перевозили в деревню и собирали. Придавая дереву большую водонепроницаемость, окладник мазали дегтем или смолой, которую варили сами.

В этом случае фундаментных стоек не ставили, а первый венец укладывали прямо на уплотненный грунт. Первый венец часто для устойчивости рубили "в охряпку", остальные же венцы в "чашу" ("с остатком"), с пазом в верхнем бревне, позже стали применять рубку "в лапу" для неотапливаемых помещений.

Для тепла между бревен прокладывали мох. Такой способ назывался "ставить избу на мху". Лучшим для этой цели считался "озерный мох", который брали осенью на озерных прогалинах болота. "Боровой мох" - это тот, что растет в бору, в отличие от упругого озерного при высыхании крошится и высыпается, то есть не обеспечивает хорошей теплоизоляции. После пригонки бревна в срубе оно снимается, на нижнее бревно укладывался слой мха, который придавливался окончательно устанавливаемым бревном.

 

Когда высоко выводили стойки, дома делали с "завалинками". В Сузунском районе Новосибирской обл. некоторые хозяева из кержаков к зиме "завалинки" заваливали землей, а к лету землю отваливали для "продува".

Пол настилали из широких плах. Делали его или в два слоя -"черный" и "чистый", или в один слой. Плахи для пола очень тщательно обтесывали, отбивали шнурком или ровно отфугованной рейкой, кромили, пропиливали ножовкой, чтобы добиться ровного края для плотной укладки встык. Полы первоначально не красили, однако содержали в большой чистоте - не только мыли, но и скребли ножами-косарями.

 

Внутри стены чисто обтесывались, необтесанная часть оставалась только за печью. Позднее стены стали обмазывать глиной и белить или штукатурить и белить, иногда их красили олифой, растертой с глиной для придания ей цвета, или масляной краской.
Верхний венец избы назывался "черепным", в нем вынимались "четверти", пазы в четверть бревна, и настилался потолок, также сделанный из плах, которые укладывались "вразбежку" ("внахлест", "внакладку"), когда одна из плах несколько заходила на другую.

После установки крыши потолок утепляли, набрасывая сверху земли на 2-3 четвертины (в размер ладони) (д. Средний Алеус Ордынского района Новосибирской обл.), или промазывали глиной и засыпали перегноем слоем в 20 см.

Для утепления потолка также иногда использовали глину, размятую с мякиной, которой промазывали швы со стороны чердака ("вышки"), но этот способ был одним из позднейших и считался худшим по эффективности. Самым старым способом утепления считалось покрытие соломой, которую укладывали слоем 20-30 см на "вышке" (д. Мереть Сузунского района Новосибирской обл.).

Имели распространение дома как на высоком, так и на низком подклете. Сибиряки-старожилы, люди более состоятельные предпочитали дома на высоком подклете, переселенцы и люди победнее ставили дома на низком подклете.

Наличие подклета автоматически подразумевало использование его для хозяйственный нужд - устройства подполья или подвала. Редко, только в богатых семьях, например купеческих, встречалось устройство в подклете мастерской (д. Большой Оеш Колыванского района Новосибирской обл.).

Это был большой дом купца. Некоторые дома имели жилой подклет. Строили также и двухэтажные дома (д. Кирза Ордынского района Новосибирской обл.), хотя в основном были распространены одноэтажные дома. 
Наиболее старый тип дома - "со связью", трехкамерный дом "изба - сени - изба" или "изба - сени - горница" в конце XIX в. вытесняется пятистенками, "скатниками" и крестовиками, "круглыми" домами с прихожками или сенями.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить