1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Погожим днем в Брюсселе некий террорист нажимает на кнопку. Внутри микроавтобуса, припаркованного неподалеку от штаб-квартиры НАТО, происходит небольшой взрыв, который выталкивает урановую «пулю» в цилиндр, наполненный ураном.

 

Два компонента бомбы сталкиваются, и начинается термоядерная цепная реакция, которую уже не остановить. Почти мгновенно в эпицентре взрыва температура подскакивает до ста миллионов градусов — это в десять раз выше, чем температура солнечного ядра. Все вокруг превращается в бесформенную плазму.

 

Огонь вырывается наружу, вспыхивают, словно свечи, деревья, плавятся машины, горят дома, гибнут люди. Раскаленный воздух создает страшную по своей силе ударную волну, распространяющуюся во всех направлениях.

Несколько минут спустя Брюссель лежит в развалинах. В радиусе одного километра от эпицентра взрыва не уцелело ни одного здания, в живых никого не осталось. За пределами этого крута дома тоже разрушены, но не полностью. То, что уцелело, пожирает огонь.

Гигантский пожар усиливается из-за ветра, мчащегося следом за ударной полной. Те, кто не погиб во время пожара, под обломками зданий или от удушья, поражены нейтронным и гамма-излучением. За считанные минуты погибло 40 тысяч человек, около 300 тысяч поражены радиацией и ранены.

Те, кто остался в живых, охвачены паникой. Люди бегут прочь из города, на дорогах заторы. Радиоактивные облака, пройдя над территорией Бельгии, плывут в сторону Германии и Голландии, покрывая радиоактивной пылыо тысячи квадратных километров.
В Брюсселе прекращается финансовая и коммерческая деятельность. Деловая активность во всем мире замирает, всех тревожит вопрос: а не последуют ли другие ядерные атаки? Многие страны закрывают аэропорты и морские порты до тех пор, пока власти не выяснят, откуда взялась бомба.

Дж. Питер Скоблик — редактор журнала «Нью рипаблик» и автор книги «США против Них», в которой рассказывается о том, что легло в основу ядерной политики администрации президента Буша. Книга вышла в 2008 году.

Разрушение Брюсселя, гибель тысяч людей в той или иной степени затронет всю Европу. Убытки составят сотни миллиардов долларов, начнется глобальный экономический спад. Мир уже никогда не будет прежним.

Человечество, впервые столкнувшись с ужасными по разрушительности последствиями ядерного теракта, вынуждено будет ответить на ряд закономерных вопросов: кто и каким образом это сделал? Как такое оказалось возможным?

К счастью, это вымышленный сценарий. К несчастью, он вполне реален. Ядерная атака может произойти в любое время. Но ее можно избежать.

В ядерном оружии используется энергия плутония или обогащенного урана. И то, и другое вещество получить чрезвычайно трудно. Добываемый под землей уран проходит сложный процесс очищения и обогащения. Только после этого он годится для создания ядерного оружия. Плутония в природе не существует, его получают в ядерном реакторе из урана путем термоядерного синтеза.

Конечно, никакая террористическая организация и даже большинство стран не в состоянии наладить производство обогащенного урана или плутония. Однако, чтобы создать ядерную бомбу, террористам достаточно украсть или купить готовые компоненты в странах, где их  производят. Наиболее вероятно, что эти компоненты удастся получить в странах-изгоях, например в Иране или Северной Корее, реализующих неконтролируемые ядерные программы.

Несмотря на то, что Северная Корея согласилась свернуть свою ядерную программу, по мнению экспертов, эта страна успела накопить достаточно плутония для производства не менее десятка ядерных зарядов. Опасения такого рода не безосновательны, поскольку северокорейский режим ранее уже был уличен в продаже баллистических ракет покупателям с сомнительной репутацией. Иран пока не имеет собственного ядерного оружия. Однако настойчивое стремление этой страны развивать программу по обогащению урана, учитывая ее связи с меледународным терроризмом, вызывает озабоченность мирового сообщества.
Впрочем, едва ли Иран, Северная Корея или какая-нибудь другая страна намеренно станут продавать ядерный материал террористам.

 

Торговля ядерным оружием и даже его компонентами — занятие чрезвычайно рискованное. После ядерного взрыва остается радиоактивный след. Изучив его особенности, ученые-физики способны определить, из какого радиоактивного материала и даже где была произведена бомба. Любую страну, продавшую террористам ядерное оружие, настигло бы справедливое возмездие.

Многих экспертов по ядерной проблеме гораздо сильнее беспокоит иной сценарий, когда «ядерные осложнения» возникают по небрежности, а не по злому умыслу. Опасения вызывает, например, ситуация с ядерным оружием в Пакистане. Эта страна начала вести работы по созданию ядерного оружия в 70-е годы XX века и в 1998 году провела серию ядерных испытаний. По некоторым оценкам, в распоряжении Пакистана имеется около 6о ядерных боеголовок, в основном нацеленных на соседнюю Индию, которая также является ядерной державой. Пакистанское правительство уверяет, что ядерное оружие находится под надежной охраной, однако неизвестно, какие меры предосторожности соблюдаются на самом деле. В стране, ставшей прибежищем для многих религиозных экстремистов, легко могут найтись способные на похищение злоумышленники, сочувствующие исламским террористам.

 

Кроме того, на международной репутации Пакистана плохо отразился экспорт ядерных технологий в другие страны. Создатель пакистанской ядерной бомбы, ученый Абдул Кадыр-Хан, признал, что незаконно передавал ядерные технологии Ирану, Ливии и Северной Корее. Несмотря на то, что Абдул Кадыр-Хан с 2004 года содержится под домашним арестом, многие его помощники не только не привлекались к суду, но, по сообщениям ряда источников, по-прежнему занимаются незаконным распространением ядерных технологий.

И источником ядерного материала могут служить и 135 ядерных реакторов, разбросанных по всему миру и предназначенных для проведения научных исследований, в том числе для получения радиоизотопов в медицинских целях.

«Большинство научно-исследовательских ядерных реакторов из- за недостаточного финансирования имеют слабую систему охраны и располагаются в университетских городках, где повышенные меры безопасности соблюдать невозможно», — говорит Мэттью Банн, ведущий специалист в области ядерных исследований из Гарвардского университета.

 

Для террористов, стремящихся к созданию ядерного оружия, такие центры могут послужить источниками ядерного сырья.

Каждый  из рассмотренных выше источников потенциальной утечки радиоактивных материалов требует особого подхода. Однако во всех трех случаях необходимо получить гарантии, что произведенный уран или плутоний утилизированы или надежно охраняются. Искоренить терроризм едва ли удастся, но предотвратить попытки ядерного терроризма можно.

В феврале 2007 года США, Китай, Россия, Южная Корея и Япония убедили Северную Корею заморозить, а затем свернуть ее ядерную программу. Но поскольку Северная Корея нарушила подобное обещание, данное ею в 1994 году, международной общественности придется следить за выполнением нового соглашения.

Ситуация с Ираном менее обнадеживающая. В ходе переговоров с Ираном Франция, Великобритания и Германия, действуя в соответствии с резолюцией ООН, пытались добиться прекращения иранской ядерной программы, но потерпели неудачу. Если Китай и Россия, настроенные к Ирану более благожелательно, не поддержат эти требования, очень скоро Иран сможет производить сырье для ядерного оружия.

Необходимо также исключить утечку материалов с плохо охраняемых ядерных объектов. После развала Советского Союза в 1991 году США помогали России создавать надежные ограждения вокруг ядерных объектов, обучать охрану, а также построили огромное хранилище для ядерных отходов. Однако до сих пор не ясно, соблюдаются ли на ядерных объектах надлежащие меры безопасности.

Несмотря на угрозу ядерного терроризма, в исследовательских реакторах в США, КНР, Аргентине, Бангладеш, Японии, Конго, на Ямайке и в других странах по-прежнему используется обогащенный уран. А пакистанские ядерные объекты до сих пор закрыты для международных проверок.

Если мировое сообщество хочет воспрепятствовать ядерному терроризму, нужно, во-первых, наладить надежную охрану всех радиоактивных материалов, во-вторых, убрать обогащенный уран из технологических процессов в научно-исследовательских центрах и, в-третьих, добиться от Пакистана и Ирана согласия на международную проверку их ядерных объектов.

Но даже если удастся обеспечить все эти меры безопасности, угроза ядерного терроризма не исчезнет. В последнее время вновь возрождается интерес к ядерной энергетике. И если не снабжать новые атомные электростанции надежной системой охраны, их сооружение облегчит террористам доступ к радиоактивным материалам.

Для того чтобы пользоваться всеми преимуществами ядерной энергетики, не подвергая человечество опасности, необходимо взять под строгий надзор все ядерные объекты. Производство ядерного топлива можно было бы поставить под контроль международной организации вроде МАГАТЭ. Эта идея витает в воздухе с самого начала ядерной эры, но мало кто из ядерных держав готов отказаться от производства обогащенного урана и «оружейного» плутония.

Однако, может быть, перед лицом нарастающей угрозы ядерного терроризма стоит поступиться некоторыми своими интересами, чтобы не допустить огромного количества жертв и уничтожения целых городов.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить