1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Лекомцева Вера Петровна родилась 20 февраля 1920 года в деревне Жидоусово Сорокинского района Тюменской области. Работала буфетчицей на вокзале железнодорожной станции Ишим.
Во время Великой Отечественной войны была бойцом партизанских отрядов имени Щорса, П. В. Пронягина, А. П. Бринского, И. П. Панова.
Награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями: «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» и др.
После войны была домохозяйкой.


Из Сибири Вера приехала в гости к тете Фене Лаго, жившей в деревне Малые Озерки Мостовского района Гродненской области. Они проговорили почти всю ночь. Вера хвалила Сибирь, тетя Феня — Белоруссию. Сошлись на одном: жизнь хороша, только бы не было войны. 
Утром Вера поехала на станцию Зельва, чтобы взять из камеры хранения свой тяжелый чемодан, который она не смогла бы донести до Малых Озерков: путь не близкий —двенадцать километров. Лошадь резво бежала по лесной дороге. Подъезжая к станции, Вера увидела зарево. Горели пассажирские вагоны, цистерны с бензином.

—    Война, дочка. Немцы напали,— сказал ей кладовщик, выдавая чемодан.

На вокзале стонали раненые, суетливо бегали люди. Плакали женщины и дети. Поезда стояли. Пожарники гасили огонь водой и песком. Дым лез в глаза, высоко поднимался в небо, как черные вороны, кружились вражеские самолеты.

Вера поспешила в деревню.,
—    Вот приехала к вам на горе,— сказала она сквозь слезы.— Что теперь?..
—    Бери лопату, идем с нами,— сказала тетя Феня.— Будем строить бомбоубежище.
За деревней люди всю ночь копали ямы и маскировали их сосновыми ветками. В последующие дни они скрывались там от гитлеровцев, которые грабили деревню, забирая хлеб, сало, кур, свиней, лошадей...


Немцы поставили полицаем Трояна — старого холостяка. В деревне он был единственным баянистом. Односельчане приглашали его на свадьбы, различные торжества, а как стал полицаем — возненавидели. Перед ним запирали двери, но он угрозой заставлял открывать их. Приходил частенько с немцами, которые искали раненых или сбежавших из плена красноармейцев, г. Однажды три немца приехали на мотоциклах. 
Они застали Веру возле колодца. 
Девушка вытащила ведро и пошла домой.

—    Русиш, комиссара жена!— немец схватил Веру за руки. Другой солдат вылил на нее ведро холодной воды. Вера задрожала, а фашисты засмеялись и потащили ее к мотоциклу.
—    Оставьте мою дочь! — потребовала тетя Феня, подбежав на выручку.— Она больная!— и вырвала племянницу из лап извергов.

Ночью Вера заболела. Много дней лежала с высокой температурой.
«Как бы не умерла»,— сокрушалась тетя Феня.— На хуторе скрывались семь вышедших из окружения бойцов и старший лейтенант Михаил Годунов. Может, среди них есть врач»,— и она встретилась с Годуновым.

—    Знаю врача,— сказал Годунов и рассказал о майоре медицинской службы Викторе Лекомцеве, который занимался врачеванием в деревне Курловичи. Виктор в первые дни войны эвакуировал в тыл раненых автобатальона 7-й танковой дивизии, в которой служил врачом, и попал в плен. Убежав из неволи, он связался с подпольщиками Московского района Гродненской области и жил под чужим документам, помогая окруженцам.

—    Врач хороший,—закончил Годунов.—Надо съездить к нему.
Ночью Виктор Алексеевич Лекомцев приехал к больной.

—    Воспаление легких,— сказал он, послушав Веру.— Будем лечить.
Лекомцев несколько раз наведывался к больной, привозил лекарства. К новому году Вера поправилась.

—    Не попадайся фрицам па глаза,— посоветовал, прощаясь Лекомцев.— Меня больше не ждите: ухожу к партизанам.
—    И я с вами,— заявила Вера.— Не хочу сидеть сложа руки. Да еще полицаи зачастили... Всякие вопросы задают, грозят...


И они уехали в деревню Волчьи Норы, где встретились с разведчиками партизанского отряда имени Щорса Николаем Докучаевым, Константином Козаковым и Леонидом Ковшиковым. Шла весна 1942 года.

Отряд действовал в Брестской области. Им командовал Павел Пронягин. В мае 1942 года в отряде насчитывалось 30 человек, а к августу — 800. В него вступило много местных жителей и окруженцев, скрывавшихся в деревнях и на хуторах. После налетов на вражеские гарнизоны партизаны порою возвращались в лагерь с ранеными товарищами. Работы у Лекомцева было много. Он делал операции, ухаживал за ранеными и больными. Вера ему помогала, стирала бинты в горячей воде с золой, наводила чистоту и порядок в землянках для раненых, кормила с ложечки тяжело больных.


В октябре командир отряда вызвал к себе Виктора Лекомцева.

—    Пришли связные из диверсионного отряда Брянского, сказал он.— Им нужен военный врач. Пойдешь к ним.
—    А как же Вера?
—    С тобой. Любовь, говорят, у вас.
В отряде Брянского Вера работала санитаркой, научилась стрелять из винтовки и ее стали посылать на задания.
С группой бойцов девушка отправилась к железной дороге, Пинск — Лунинец. И Виктор Лекомцев пошел.
 

Группа должна была подорвать эшелон противника и захватить «языка». Шли три ночи. По глухим лесам и непроторенным тропкам. Остановились в кустах. В лунном свете едва виднелись рельсы. Убедившись в безопасности, партизаны заложили мину под стыки рельсов. 
Дорога шла на подъем, и паровоз тяжело тащил длинный состав. В вагонах продовольствие, военное имущество, на платформах тюки сена и соломы.
От взрыва мины паровоз сошел с рельсов, несколько вагонов слетело с насыпи. Стреляя на ходу, партизаны подбежали к эшелону. Лекомцев с двумя товарищами захватили «языка». Вера и другие бойцы разбили о вагоны бутылки с керосином и бросили зажженную паклю. Вспыхнули сено и вагоны. Перебив охрану эшелона, партизаны скрылись в лесу.

В штабе отряда допросили «языка». Переводчиком был Лекомцев, неплохо знавший немецкий язык. Пленный сообщил, что к фронту часто идут поезда с техникой, боеприпасами.

А. П. Брянский принял решение: усилить диверсии. И зачастили на стальную магистраль подрывники. Четыре раза ходила Вера. И каждый раз группа Кирилла Гончарука, в которой она была, возвращалась в лагерь с победой и без потерь.

На пятое задание Веру не пустили.
—    Много раненых,— сказал Гончарук.— Приказано отпустить тебя на помощь Лекомцеву.

Раненые лежали в землянках, замаскированных в глубине леса. Операции им делали при лучине. Лекарств не хватало. Виктор и Вера Лекомцевы старались, чтобы раненые быстро возвращались в строй.


В феврале 1943 года привезли командира партизанского отряда «Соколы» Кирилла Орловского, раненого в обе руки. Лицо бледное, казалось, он вот-вот умрет. Требовалась немедленная операция. А наркоза не было. И кость пилить нечем, кроме старой ножовки, у которой половины зубьев не хватает.

—    Водку здорово пьете?— спросил Лекомцев у Орловского.— Небось буяните тогда?
—    Нет,— последовал ответ.— Как выпью, так смертным сном сплю.

«Вот это мне и надо»,— обрадовался Лекомцев и взглянул на Веру, которая держала в руках перевязочный материал.
—    Бритву и ножовку обработай спиртом,— сказал он. Орловский выпил стакан водки и сразу же уснул.
Лекомцев хотел приступить к операции, но тут раздался тревожный голос вбежавшего в землянку партизана:
—    Немцы! Сворачивайте все! Уходим!


Раненого положили в сани и увезли подальше от выстрелов. Утром Орловскому снова дали водки и он захрапел. Вера вновь продезинфицировала бритву и ножовку. Виктор и Вера обработали свои руки щелоком и приступили к операции. Надо было ампутировать одну руку, на второй отнять пальцы.


Когда Виктор начал ножовкой пилить кость, послышались выстрелы и кто-то крикнул:
—    Немцы идут! Кончайте!..

Раздались выстрелы. Но врач их не слышал. Он думал об одном: сделать хорошо операцию. И не отошел от раненого, пока не закончил все, что требовалось. А выстрелы уже совсем рядом. В землянку вбежали три партизана. Они вынесли Орловского и, положив на сани, погнали лошадь. Над головой свистели пули. Неожиданно повозка наклонилась и раненый выпал в снег.
 
Его подняли и снова помчались. Ночь провели в лесу. Орловскому стало хуже...
Утром Кирилла Прокопьевича положили в партизанский госпиталь. Вера не отходила от него. А когда ему стало лучше, он не увидел Веры.

— Где она?— спросил у Лекомцева.
—    Родила.   Сын   у  нас! — засиял   молодой  папаша.
—    Поздравляю. Покажешь?
—    Увидите.
—    Хорошо. Значит... кризис миновал у меня.
—    Да, пошло на поправку,— подтвердил Лекомцев. Он тогда еще не знал, что сделал операцию, вошедшую в историю военно-полевой хирургии.
—    Только куда я теперь без рук? К боевой жизни непригоден.
—    Отправим на Большую землю.
—    Там дел много... Стану... председателем колхоза.


В марте каратели пошли в наступление. Отстреливаясь, партизанский отряд скрылся на островах большого болота. Орловского и сына Лекомцевых везли на одной повозке. Их охраняли бойцы с автоматами. Пока добрались до укромного места, израсходовали почти все патроны.

В апреле Героя Советского Союза К. П. Орловского отправили на Большую землю. Вера подарила ему букет полевых цветов. А вскоре самолет доставил партизанам медикаменты: это Кирилл Прокопьевич позаботился... После выздоровления он многие годы руководил колхозом «Рассвет» Могилевской области, стал Героем Социалистического Труда.
В январе 1944 года партизанский отряд под командованием Ивана Николаевича Банова направился к Бресту. Он громил гарнизоны противника, взрывал мосты и дороги, расправлялся с полицаями.


Тяжело раненых отправляли на Большую землю. Одну из групп сопровождала Вера Лекомцева. Вместе с шестнадцатью ранеными ехали Вася и Давид Штарк-маны, родителей которых убили фашисты. На руках Вера держала своего годовалого сына.
Оставив ранейых в госпитале, а братьев-сирот в детдоме, Вера уехала в Киевский штаб партизанского движения. В отряд больше не вернулась.

Вера приехала в Малые Озерки, освобожденные от оккупантов, и встретила там бывшего полицая Трояна. Он жил в райцентре, приехал в деревню с двумя работниками военкомата. Они собрали в большой избе солдаток.

Офицер спросил:
—    Как живете? Может вас кто обижает?
—    Тропи издевается,— сказала Лекомцева и рассказала BCt» (» полицае.
—    Правильно она говорит?—спросил офицер у женщин.

Верно! Он грозил, что убьет всех, кто о нем расскажет.
Трояна арестовали, связали руки и увезли.


Жизнь в деревне стала налаживаться... . 
В августе 1945 года вернулся из армии муж. И Лекомцевы уехали в родную Сибирь. Виктор стал хирургом Муромцевской районной больницы, заслуженным врачом РСФСР.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить