1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 2.50 (4 Голосов)

Копысов Петр Антонович родился 24 января 1917 года в селе Кейзес Седельниковского района Омской области.
Великая Отечественная война застала его на Дальнем Востоке, на военной службе в артиллерийском полку. Воевал на фронте в составе 222-го артполка 30-й армии и в разведроте 81-й стрелковой дивизии. Был партизаном отряда Н. С. Чернышева 3-й Вадинской партизанской бригады и бригады имени Ворошилова Смоленской области.
Награжден орденами Богдана Хмельницкого, Отечественной войны II степени, Славы III степени, медалями «За отвагу», «Партизану Отечественной войны» I степени и другими.
Член КПСС с 1948 года.
После войны находился на партийной и профсоюзной работе в разных организациях села Седельниково.


Отразив несколько атак противника, 222 артполк 30-й армии получил приказ поменять огневые позиции. Не успели бойцы окопаться на новом месте, как налетели бомбардировщики и посыпались бомбы. За ними показались танки. Артиллеристам удалось подбить пять стальных машин. Но у них кончились снаряды, и гитлеровцы прорвали оборону.

Боец Петр Копысов прижался к стенке ровика. Над ним с большой скоростью промчался вражеский танк. Засыпанный землей, Петр с трудом выбрался из укрытия. Его орудие было раздавлено, а многие артиллеристы погибли.

Полк оказался в окружении. Много раз он пытался пробиться к своим, но неудачно. Самолеты постоянно висели в воздухе. Земля покрылась воронками от бомб, кругом горели леса и сухая трава. Командир полка направил разведку с целью найти место, по которому можно обойти противника и соединиться с нашими войсками.
Сдав парторгу оружие и документы, Петр Копысов переоделся в гражданскую одежду и направился в разведку на восток. Шел лесами всю ночь. Рассвет встретил возле деревеньки. Она, казалось, вымерла. Не видно ни людей, ни техники. Лишь над крайней хатой вился дымок. Петр решил подождать, когда из нее кто-нибудь выйдет. Долго лежал в траве. Наконец, показался мальчик с пустым ведром. Когда он набрал воды из колодца, Петр подозвал его к себе.

—    Кто дома?— тихо спросил.
—    Дед с бабкой.
—    Немцев нет?
—    Нет.

Петр зашел в избу. Хозяева накормили его, сообщили, что недавно прошли гитлеровцы на танках и автомашинах с прицепленными орудиями. Петр вышел из дома и долго еще искал своих. В лесу его поймали три полицая.

—    Кто такой? Зачем здесь? — спросили они.
—    Немцы освободили меня из Смоленской тюрьмы,— ответил Петр.— Иду домой.   ,
—    Садись на повозку, подвезем.

Они доставили задержанного к пустому сараю и заперли его там. Ночью в соломенной крыше Петр проделал дыру и сбежал.

Долгое время он блуждал по лесам, стараясь вернуться к месту, где находился артполк. Заходить в деревеньки не решался. Гитлеровцы расстреливали всех, кто пускал кого-либо на ночлег. Спал он в лесной чаще. Октябрьские ночи 1941 года на Смоленщине были холодными. Питался только ягодами, но их было мало. Отощал так, что ноги заплетались.
С опушки леса Петр увидел на поле группу женщин, молотивших хлеб. Он подошел к ним, присел возле скирды соломы. Крестьянки прекратили работу и начали тихо переговариваться, поглядывая на незнакомца, а потом одна старушка подошла и спросила:

—    Есть хочешь? Петр кивнул головой
Она подала котелок, в котором было немного жиденькой похлебки, и кусок хлеба.
—    Да ты весь горишь,— вздохнула старуха.— Температура. Куда же путь держишь?
—    Дальше идти сил нет. Можно в скирде заночевать? Немцы не узнают?
—    Хлеб сегодня закончим молотить, а то фашисты заберут. По лесам рыщут полицаи и всех арестовывают. Я бы пустила тебя в дом, но надо разрешение старосты. Скажу, что ты мой дальний родственник. Может, не откажет.

 

Закончив  работу поздно вечером,  женщина  отвела Петра в деревню к старосте. Она что-то долго ему говорила. Староста косил глаза на Петра.  Наконец, согласился; оставить пришельца в деревне.

Петр никуда не выходил из дома, чтобы не привлекать лишнего внимания. От хозяйки узнал о положении на фронте, о передвижении войск противника, о зверствах фашистов. Вскоре она познакомила его с местными подпольщиками — комсомольцами Шурой Симоненко и Ваней Корольковым.

 

—    Далеко линия фронта, - сообщил Ваня.— За деревней на поле боя я собрал винтовки и патроны, спрятал B лесу. Пригодятся партизанам.
—    А где они?— обрадовался Петр.— Пойдем к ним. И оружие захватим с собой.
—    Вдвоем не унесем. Вас, окруженцев, в деревне одиннадцать человек. И все к партизанам хотят.
—    Я с ними поговорю.

Темной декабрьской ночью 1941 года Корольков и окруженцы забрали в лесу винтовки и патроны, а Шура Симоненко показала им дорогу в партизанский отряд, которым командовал Николай Чернышев.

Отряд действовал в лесах Батуринского района Смоленской области. Петра Копысова зачислили бойцом, а вскоре назначили командиром взвода. Отряд был небольшой, имел мало оружия и боеприпасов. Не было опыта ведения боевых действий. Поэтому первые операции проводили небольшие: нападали на патрулей, отдельных мотоциклистов, автомашины.

В песне 1942 года в отряде насчитывалось уже около 100 человек. В нем оказалось много сибиряков, вышедших из окружения, и местных жителей, горевших ненавистью к фашистским захватчикам. И деятельность партизан заметно активизировалась.
В марте 1942 года взвод Копысова устроил засаду на шоссе недалеко от станции Игоревская. Заложив взрывчатку, бойцы стали ждать немецкий транспорт. Рано утром появилась легковая машина. После нарыва она свалилась в кювет. Из нее вылезли несколько гитлеровцев.

— Огонь! — приказал Копысов и застрочил из автомата. Товарищи ударили из винтовки. Уничтожив фашистов, партизаны подобрали портфель с документами, оружие и скрылись.

На другой день взвод Копысова на этой же дороге изорвал мост, и движение вражеского автотранспорта было остановлено на несколько часов.
С каждым днем отряд Чернышева действовал все смелее. Как-то летом Копысов с группой бойцов, возвращаясь из разведки, обнаружил в небольшом селе группу гитлеровцев, которые остановились на ночлег. Доложили об этом Николаю Чернышеву.
Ночью партизаны напали на село. Застигнутые врасплох фашисты в одном белье начали убегать. Но их настигли пути.

Копысов, израсходовав все патроны, заскочил во двор дома, из которого удрали гитлеровцы, и обнаружил повозки с оружием, ящики с патронами и гранатами. Схватив немецкий автомат, он дал длинную очередь по оккупантам, стрелявшим из соседней хаты. С огорода к дому приблизились другие партизаны и забросали врага гранатами.
Богатые трофеи достались победителям: на пяти подводах увезли оружие и боеприпасы.
Партизаны не давали покоя фашистам. Ряды их постоянно росли. Только в Вадииских лесах Смоленщины действовало 38 отрядов, в которых насчитывалось более 5 тысяч человек. В конце июня 1942 года все отряды были объединены в партизанские бригады. Отряд Н. С. Чернышева и еще восемь отрядов вошли в 3-ю Baдинскую бригаду имени Чапаева.

Объединение усилило мощь народных мстителей. Они стали громить вражеские гарнизоны, освобождать деревни и села от оккупантов. Все ресурсы контролируемой партизанами  территории были  поставлены  на службу отрядам и фронту. В тылу врага люди снова жили по советским законам.

Все это придавало людям силу и уверенность в победе над коварным врагом, наносило сокрушительный удар по фашистской пропаганде, проповедующей мгновенную гибель Москвы. И тогда фашистское командование бросило против партизан регулярные части своих войск. Начались беспрерывные ожесточенные бои. Маневрируя, партизаны уходили в глухие леса, топкие болота и, собрав последние силы, наносили внезапные удары противнику.

Жаркий бой разгорелся в ноябре 1942 года в Батуринском районе. Против 3-й Вадинской бригады были брошены: кавалерийский полк эсэсовцев — 1200 солдат и офицеров, карательный отряд — 150 фашистов, 6 пушек, 6 танкеток, 10 бронемашин. У врага было много минометов, 63 ручных и станковых пулемета.

Командир бригады Николай Афанасьевич Морогов принял решение: уничтожить противника внезапным ударом из засады.

Партизанские отряды замаскировались в лесах, примыкавших к дорогам. Взвод Копысова залег у кромки кустарника. Петр хорошо просматривал дорогу. Когда появились каратели, бойцы подпустили их до 50 метров и дружно ударили из пулеметов, автоматов и винтовок. Полетели гранаты. Отступая, фашисты попали под огонь других отрядов. Партизаны уничтожили почти все танкетки и бронемашины. Каратели не достигли своей цели.

В конце ноября партизаны ночью напали на вражеский гарнизон в деревне Терешино. Они уничтожили до 400 фашистов, разбили 57 автомашин, разгромили штаб противотанкового батальона, взяли знамя и штабные документы. А через месяц в деревне Симоново гранатами забросали дома, уничтожив 380 фашистов, сожгли 25 повозок с грузом, разбили 36 грузовых и легковых машин, разгромили штаб автобата и взяли ценные документы. На железных дорогах партизаны устанавливали мины, и летели под откос вражеские поезда с техникой, боеприпасами и продовольствием.

В январе 1943 года гитлеровские части, снятые с поездов, идущих на фронт, окружили Вадинский лес. Они пытались разбить партизан с помощью артиллерии, танков, авиации. Но народные мстители не дрогнули, стойко выдержали блокаду и с боем прорвали огненное кольцо. Восемь отрядов 3-й Вадинской бригады вышли на Большую землю, а отряду Чернышева прикрывавшему отход товарищей, не удалось прорваться к своим. Фашисты преследовали партизан по пятам, но им все же удалось уйти. Они вернулись на свою старую стоянку, но там гитлеровцы так похозяйничали, что трудно было узнать бывший партизанский лагерь. Все землянки были взорваны.

Стояли морозы, и спать пришлось на снегу. В отряде было много раненых и обмороженных. Продукты кончились. Боеприпасы на исходе. Население ближайших деревень было расстреляно или угнано в Германию. В лесу лежали трупы женщин, стариков и детей. Люди пытались спастись от злодеяний гитлеровцев, но их ловили и убивали на месте.

Весной 1943 года отряд Чернышева, вошедший в состав партизанской бригады им. Ворошилова, соединился с частями Советской Армии. После отдыха в Москве партизаны на самолетах были заброшены в Орловскую область. Петр Копысов возглавил группу по диверсиям в партизанском, отряде В. В. Кузменкова. Вместе с товарищами он взрывал железнодорожные и шоссейные дороги, мосты, склады с боеприпасами и продовольствием, вел наблюдение за продвижением войск противника, уничтожал пособников фашистов. Партизаны спасли от угона в рабство более 100 местных жителей. Постоянно делали налеты на немецкие автомашины, захватывая «языков» и ценные документы.

В Гомельской области отряд участвовал в «рельсовой войне», вел разведку, громил вражеские гарнизоны.

В январе 1944 года отряд Кузменкова был расформирован. Сержанта Петра Копысова направили в разведку 81-ой стрелковой дивизии. Он не раз ходил в тыл противника, участвовал в захвате «языков». Войну закончил в Чехословакии.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить