1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

Каракулин Василий Николаевич родился 5 января 1910 года на хуторе Дмитриевский Нижнедевичского района Воронежской области.
С 1933 года началась военная служба в Красной Армии. После окончания Киевского военно-пехотного училища служил в городе Славгороде Алтайского края. В 1940 году был назначен начальником школы младшего комсостава 53-го стрелкового корпуса в г. Омске. В первые дни войны В. Н. Каракулин назначен помощником начальника оперативного отдела штаба 53-го стрелкового корпуса Западного фронта. В должности командира стрелкового батальона 309 стрелкового полка 89-й стрелковой дивизии 19-ой армии вступил в тяжелые кровопролитные бои под городом Вязьма Смоленской области. Полк понеся большие потери оказался в окружении врага. В момент одного прорыва из окружения был тяжело ранен в ногу, оставлен без помощи на поле боя, попал во вражеский плен, где находился с конца октября 1941 года по сентябрь 1942 года.
В сентябре 1942 года В. Н. Каракулин становится партизаном. В отряде имени Ворошилова, действовавшего на территории  Минской  области был  командиром партизанского взвода, начальником штаба отряда, а затем командиром этого же отряда. С января 1944 года он начальник штаба партизанской бригады имени Гуляева, Брестского партизанского соединения.
После соединения партизан с частями Красной Армии Каракулин В. Н. направляется на работу в советские органы власти Белоруссии.
Награжден орденом Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени, медалями: «Партизану Отечественной войны» I степени и другими.
С 1946 года вся его деятельность тесно связана с Омском. Работал старшим бухгалтером АТП, старшим бухгалтером-ревизором управления транссибирскими магистральными нефтепроводами, откуда в 1978 году ушел на пенсию.

 

17 апреля 1943 года партизанский отряд имени К. Е. Ворошилова совершил внезапный сокрушительный налет на крупный гарнизон гитлеровцев в деревне Протасы Паричиского района Полесской области. Днем, когда гитлеровцы не ожидали нападения, партизаны стремительно пошли в атаку. На подступах к деревне вражеский пулемет ударил по наступающим цепям партизанского отряда под командованием Яковенко В. К. Бойцы залегли. Обнаружив огневые точки противника партизаны открыли огонь из автоматов и пулеметов. Пулеметчика Мишу Тарасова ранило в ногу. Начальник штаба отряда Василий Каракулин, находившийся в цепи рядом с Тарасовым, подхватил его ручной пулемет и обрушил на врага смертоносный огонь. Немецкая пулеметная точка перестала существовать.
— Вперед, ребята! За мной! — крикнул Каракулин и повел бойцов в атаку.
Партизаны ворвались в траншеи. Завязалась рукопашная схватка. Часть гитлеровцев в панике убежала в центр деревни, но и там их настигли партизаны.
Бой продолжался около трех часов, В живых не остался ни один фашист и полицай. Важный опорный гарнизон противника перестал существовать. Партизаны захватили богатые трофеи: оружие, боеприпасы, продовольствие.


 
После боя партизаны увидели радостные, счастливые лица жителей деревни. Люди приглашали освободителей в свои дома, кормили и поили их. Василий  Каракулин  разломил  буханку  хлеба,  только что вынутого из печи. Половину отдал товарищу.
—    Какой приятный запах!— воскликнул он.— А такой бы ломоть съесть тогда, в Бобруйске. За неделю даже макового зернышка в рот не попало. А потом — вонючее пойло...
—    Да,— подтвердил Иван Ларченко.— Жутко вспоминать. Все мы, военнопленные, так ослабли от голода и ран, что не могли ходить. Едва живы остались. Многие товарищи умерли. Хорошо, Василий, что ты вызволил нас из неволи. Спасибо.
—    Вам спасибо, ребята. Храбро деретесь. Столько сегодня фашистов истребили... Всех оккупантов уничтожим, прогоним с русской земли. Отомстим за павших товарищей, за пролитые кровь и слезы нашего народа. Жаль, Мишу Тарасова ранило. Отважный пулеметчик. Не покинул нас, дрался до победы.

 

С Тарасовым Каракулин встретился в Бобруйском лагере военнопленных. Оба они в боях под Вязьмой в октябре 1941 года были ранены и попали в плен. Вырваться из неволи было трудно. Но хотелось мстить врагам.

«Бежать, связаться с подпольщиками и уйти к партизанам,— твердо решил Каракулин.— А как? Пытались ребята сбежать — поймали, расстреляли. Гитлеровцы путем истязаний, шантажа и провокаций насильно принуждают пленных вступать в «добровольческую» армию. За отказ — смерть. Что делать? Как обхитрить врага? А что, если...» — и .он надел немецкую форму. Его назначили командиром взвода «добровольческого» батальона.
Полмесяца в казарме солдаты изучали оружие. Каракулин внимательно приглядывался к своим подчиненным и вскоре понял, что большинство из них питают надежду вырваться на свободу.

1 сентября 1942 года взвод направили в деревню Брожа, что в двадцати километрах от Бобруйска. Он пробыл там двенадцать дней, и местные жители остались довольны: «немцы» вели себя спокойно, не проводили никаких карательных действий. Командир вежливо разговаривал с жителями на чистом русском языке, не кричал и не грозил расстрелом.

 

Однажды Василий зашел в школу, где молодая учительница Валентина Алексеевна Дидрих вела урок, взял учебник, перелистал страницы. В книге были портреты Ленина и Сталина. Каракулин понял, что с учительницей можно говорить откровенно. После уроков зашел к ней. Они долго говорили, проверяя друг друга, и убедились, что оба ненавидят фашистов. И все же учительница сказала твердо, что она связана с партизанами. Каракулин понял, что она сделала это из осторожности.

Ha следующий день В. А. Дидрих отдала Каракулину письмо, адресованное на имя Бокой Анастасии.

- Вы очень вежливый офицер,— улыбнулась она.— Сделайте любезность: доставьте письмо в деревню Глебо-Рудня. Там живет моя подружка. Я обещала ее навестить, но не могу: работы много да и дорога опасная — через леса, того и гляди кто-нибудь нападет...

 


С пятью солдатами Каракулин отправился в Глебо-Рудню. На окраине деревни он приказал солдатам остановиться, а сам пошел по адресу на конверте.
Анастасия Михайловна открыла дверь своего дома, и, увидев человека в немецкой форме, побледнела и отпрянула назад.
—    Здравствуйте,— поздоровался офицер.— Вам письмо.
Прочитав короткое письмо, в котором говорилось, что Дидрих жива-здорова, но приехать в гости не может из-за перегрузки на работе, А. М. Бокая поняла условный сигнал: срочно прибыть в деревню Брожи.


Каракулин вернулся к В. А. Дидрих. С. наступлением темноты появилась А. М. Бокая. За чашкой чая два часа продолжался осторожный разговор. Но женщины не сказали, где находятся партизаны.

—    Заходите в гости,— прощаясь пригласила Анастасия Михайловна. — Мне пора.
—    Куда вы?— удивился Каракулин.— Ночь. Леса. Не боитесь?
—    С утра на работу.

Через день в Брожи прибежала Галя Борисевич. Ее послала А. М. Бокая.

—    Боюсь возвращаться через лес,—сказала она Kaракулину.
—    Я провожу, если можно.
—    Можно. Одному.

Как только дорога вошла в лес, Галя подала сигнал. Из-за деревьев вышли три человека с немецкими гранатами на поясе, с автоматами в руках. Галя обняла широкоплечего парня. Это был ее брат Виктор Борисевич.
 

 

Партизаны увели Каракулина в глубь леса и там договорились о переходе в партизанский отряд.
В два часа ночи в условленном месте тринадцать человек из взвода Каракулина влились в партизанский отряд имени Ворошилова. С собой они прихватили два ручных пулемета, одиннадцать винтовок и много боеприпасов.

Каракулин был назначен командиром взвода станковых пулеметов, в который вошли все бойцы, вырванные им из плена. В декабре 1942 года Каракулина назначили начальником штаба отряда, а в январе 1944 года — начальником штаба партизанской бригады № 99 имени Гуляева.

После разгрома гитлеровцев в деревне Протасы партизаны вернулись в свой лагерь, находившийся в деревне Малые Городячицы Любинского района Минской области. Здесь отряд Яковенко привел себя в порядок, пополнился боеприпасами. Михаил Тарасов и другие раненые подлечили свои раны и вернулись в строй.

 

В начале марта 1943 года отряд ушел в село Зубаревичи Глусского района Полесской области. 8 марта девять фашистских бомбардировщиков забросали село фугасными бомбами. Вспыхнул пожар. Много домов сгорело. Погибло четыре партизана и восемь мирных жителей.

После налета авиации партизаны обнаружили десять неразорвавшихся бомб. Две из них 300-килограммовые, остальные по 75 килограммов.
Командир отряда спросил у Каракулина:

—    Знаешь подрывное дело?
—    Изучал в армии.
—    Бомбы надо обезвредить. Возглавишь группу. Возьми только добровольцев.

 


Все бомбы лежали на поверхности земли, лишь трехсоткилограммовые вошли в мягкий грунт на три метра. Их откапывали долго и осторожно. Каракулин сам извлекал взрыватели, расположенные в боковой части бомб. Он ловко орудовал ножом и штыком. Другого инструмента не было. Товарищам приказал отвинчивать крышки из хвостовых частей бомб и по корпусу бить кузнечным молотом.
Бойцы усердно трудились. Из бомб вылетали куски тола.

—    Есть теперь чем подрывать мосты и поезда фашистов,— радовался Каракулин. Он помог товарищам сделать самодельные мины. И возглавил группу подрывников, которая пустила под откос вражеский состав.

Мины действовали отлично. Их хватило десяти группам подрывников. И каждая вернулась в деревню, выполнив задание. Два моста на шоссейных дорогах были разрушены, восемь эшелонов противника слетело с рельсов. С крутой насыпи падали цистерны с горючим, платформы с орудиями, танками и бронетранспортерами, вагоны с солдатами и офицерами, боеприпасами, продовольствием, военным имуществом. Много времени потратили гитлеровцы на восстановление железных дорог.

 

Разведчики отряда постоянно вели наблюдение за гарнизонами, передвижениями войск и транспорта фашистов. Они узнали, что группа немцев прибыла в деревню Барбаров за хлебом. Связные сообщили, что оккупанты отбирают зерно у жителей и свозят его в амбар, из которого на машинах отправят в Германию.

— Уничтожим    грабителей,— сказал    Каракулин связному.— Предупреди грузчиков, чтобы сразу разбегались, как только услышат наши выстрелы. Мы будем бить по крыше.
Из леса партизаны сделали несколько выстрелов. Бросив мешки с зерном, люди кинулись врассыпную от амбара. Партизаны, стреляя на ходу, приблизились и перебили немцев. Хлеб раздали жителям, оружие фашистов забрали с собой.

В августе отряд перешел в деревню Стражи Глусского района. Фашисты решили напасть на деревню. Узнав об этом, партизаны устроили засаду на дороге. На рассвете дозорные доложили Василию Каракулину, что каратели двигаются по лесной тропе, минуя засаду. Каракулин, не раздумывая, принял решение: обогнать гитлеровцев и встретить их в другом месте.

Бесшумно бойцы отошли на километр и замаскировались. Подпустив карателей на 25—30 метров, открыли ружейно-пулеметный огонь. Через десять минут на тропе осталось шестнадцать убитых и семнадцать раненых фашистов. Все партизаны вернулись в Стражи, прихватив с собой три немецких автомата, пять ручных пулеметов, пять винтовок и много боеприпасов.

 

Когда в 1943 году фронт приблизился к БССР, Центральный штаб партизанского движения Белоруссии приказал ряду отрядов и бригад народных мстителей передислоцироваться в западные районы Белоруссии, где вести борьбу с отступающими частями противника. По приказу штаба Минского партизанского соединения в Брестскую область из бригады № 99 имени Гуляева были направлены три отряда: имени Ворошилова (командир В. Катков), имени Грабко (командир В. Жлобин), имени Воронова (командир В. Хорохурин). Они были объединены в бригаду (командир В. К. Яковенко). Партизанам выделили лучших лошадей, необходимый запас боеприпасов и продовольствия. Провожали их все жители села. После объятий и напутствий большая колонна двинулась в путь. Нужно было пройти пятьсот километров через районы с частыми вражескими гарнизонами.

 

Впереди шли разведчики. Получая их донесения, начальник штаба отряда имени Ворошилова В. Н. Каракулин быстро принимал решение: мелкие гарнизоны врага с ходу атаковать, крупные обходить лесными дорогами. Вскоре во многие деревни партизаны стали входить без боя: гитлеровцы, узнав о приближении больших сил народных мстителей, в панике убегали на запад. Несколько гаризонов партизанские отряды обстреляли из 82-миллиметровых минометов, посеяв страх в стане врага.

В начале января 1944 года бригада остановилась в районе Мотоля Брестской области. В. Н. Каракулин был назначен начальником штаба бригады. Отсюда партизанские отряды уходили на железные дороги Брест — Лунинец, Барановичи — Лунинец, на шоссе Брест — Бобруйск. Они пускали под откос эшелоны противника, взрывали мосты, наносили удары по коммуникациям врага.

Бригада освободила от гитлеровцев Мотоль, но 7 апреля решила оставить его: карательные отряды, пехотные части регулярных войск фашистов готовились к контратаке.

 

Враг мог пройти к Мотолю по деревянному мосту через речку Ясельду.
—    Сжечь мост! — приказал В. К. Яковенко.
—    Разведка только что донесла: к мосту подходит партизанское соединение Ковпака,- сказал Каракулин.— После длительного рейда по тылам врага у них много раненых, мало боеприпасов. Фашисты следуют по пятам. Пропустим ковпаковцев через мост и взорвем его.
—    Хорошо,— согласился Яковенко.— Поможем Ковпаку. Направим к мосту отряд, усиленный минометами.
Когда партизаны проходили по мосту, каратели подошли близко к реке и открыли огонь из пулеметов. Но недолго свистели пули: наши минометчики заставили противника замолчать.

Мост был взорван, и пока каратели налаживали переправу, партизанские отряды ушли далеко от реки. И только 10 апреля гитлеровцы начали атаку на Мотоль. Mo партизан там уже не было. Бригада В. К. Яковенко находилась в районе имения Миничи. Она заняла оборону, подготовилась к встрече противника.

 

В. Н. Каракулин с комиссаром бригады А. Т. Чайковским находился в траншее, где был установлен станковой пулемет. Неподалёку, за кустами приготовились к бою минометчики. Впереди открытая болотистая местность, накатанная дорога. Она хорошо просматривалась.

«Здесь пойдут каратели,— решил Каракулин.— Иного пути у них нет». И не ошибся. Показалась колонна пехотинцев. В двухстах метрах от деревни ее догнали три бронетранспортера и, не останавливаясь, направились к имению. За ними поспешил батальон пехоты.

 

Подпустив гитлеровцев поближе, партизаны открыли огонь из минометов и пулеметов. Один бронетранспортер сполз в кювет, два загорелись. Немцы залегли. Офицеры, пиная солдат ногами, поднимали их в атаку. До взвода фашистов, стреляя из автоматов, приблизились к траншее, где руководил боем Каракулин. В фашистов полетели ручные гранаты. Пулеметчики В. Герасименко и М. Тарасов косили врага из станковых пулеметов. К концу боя у них не оставалось ни одного патрона.

Немногим карателям удалось избежать смерти. Но на смену им пришли другие, и партизаны с боем отошли на острова Споровских болот. У них кончались боеприпасы и продовольствие. А фашисты подтягивали новые силы. Они били из минометов по лесу. Невозможно было разжечь костер, чтобы высушить одежду, закипятить болотную воду. Каждый боец получал на день лишь сто граммов мучной затирки. Голод подкашивал людей. Спать на сырой земле было невозможно.

—    Сидеть в болоте бессмысленно,— сказал Каракулин, когда в штабе бригады намечался план дальнейших действий.— Сидящих птиц легче бить, чем летящих. Надо уходить.
—    Выход один, — решил командир бригады.— Двигаться по болоту на юго-восток — к Бресту, навстречу стремительно наступающим войскам Советской Армии.


15 апреля бригада покинула остров. Была темная ночь. В двух шагах ничего не видно. Партизаны держались за руки, чтобы не свернуть в сторону и не угодить в трясину, из которой не выберешься. Они выбивались из сил, но продолжали идти, нести раненых и оружие Утром болото кончилось, и партизаны укрылись в лесу возле деревни Тышковичи. После короткого отдыха двинулись дальше. Ночью они внезапно нападали на небольшие гарнизоны фашистов.

Бригада остановилась в десяти километрах от райцентра Телеханы Брестской области. В разведку отправились самые выносливые бойцы. В лесу они столкнулись с разведчиками 1-го батальона 138-го полка 48-й гвардейской стрелковой дивизии, которая готовилась к штурму Телехан — крупного гарнизона немцев и полицаев.

 

Комбат И. Mахотин и командир разведки партизанской бригады А. Шишлов разработали план совместных действий по разгрому гарнизона в Телеханах.

 

16 июля батареи орудий и минометов батальона Mахотина и партизанской бригады Яковенко обрушили на противника более сотни снарядов и мин. От внезапного огневого удара враг потерял до двухсот солдат и офицерш. Была нарушена телефонная связь. Загорелись казармы, где находились фашисты. В спешке гитлеровцы на машинах пытались удрать из райцентра. Но на дорогах попали в засады партизан и воинов 48-й дивизии. Немногие гитлеровцы уцелели, оставшиеся в живых сдались в плен.

Богатые трофеи достались партизанской бригаде. Это был ее последний бой. А всего, но неполным данным, за время боевых действий 99-я бригада имени Гуляева уничтожила более 3000 вражеских солдат и офицеров, захватила 40 пленных, пустила под откос 54 эшелона с техникой и живой силой противника, вывела из строя 45 паровозов, подорвала 66 автомашин с различными грузами, 3 танка, 1 самолет.

За отвагу и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками многие партизаны были награждены орденами и медалями СССР.

Комментарии  

# Сергей Каракулин 08.03.2014 09:11
Являюсь родственником Василия Николаевича.
Хотелось бы узнать о его семье,детях. Буду благодарен, если поделитесь такой информацией.Заранее спасибо!
Ответить
# Педер Наталья 06.04.2016 10:18
Я являюсь родной внучкой Василия Николаевича Каракулина. Живу в г. Омске. если вам интересно, напишите.
Ответить

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить