1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

Зиязитдинов Мавлитьян Емалитдинович родился в феврале 1912 года в селе Еландино Кигинского района Башкирской АССР. До войны работал электромонтером в Омской центральной поликлинике.
Воевал в составе 79-го отдельного батальона 5-ой Краснознаменной железнодорожной бригады, а затем в партизанском отряде имени Щорса партизанской кавалерийской бригады имени Ленина.
Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями: «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.» и др.
После войны работал электромонтером, в 1-й поликлинике и производственном объединении им. Баранова. С 1978 года на пенсии. Умер в 1987 году.
 

Мавлитьян Зиязитдинов очнулся в лесу. Он лежал в шалаше, на дубовых ветках. «Как же я сюда попал?» — подумал Мавлитьян и начал вспоминать. Вместе с товарищами из 79-го отдельного батальона 5-й железнодорожной Краснознаменной бригады он стоял на посту: охранял участок магистрали в районе станции Гусятин Тернопольской области. С западного берега реки доносилась артиллерийская канонада. С каждым часом она становилась громче. К мосту приближались немецкие танки.

79-му батальону было приказано взорвать мост и отходить к Виннице. Когда бойцы устанавливали взрывчатку, в небе появилось несколько фашистских бомбардировщиков. Зиязитдинов выстрелил из карабина в самолет. Он увидел, как от бомбардировщиков отделились черные точки и стали быстро лететь к земле. Мавлитьян услышал сильный взрыв и... потерял сознание.

В шалаше было жарко. И здесь нет спасения от знойных июльских дней 1941 года. В голове гудело. Все тело горело. Левая нога не двигалась, была перевязана окровавленной тряпкой. Зиязитдинов попытался встать, но не смог.
На  закате  солнца  к   шалашу  подошла  старуха  с корзиной, наполненной грибами.

—Пить,— простонал раненый.

Он выпил бутылку воды, съел ломоть хлеба. Пустую посуду старуха спрятала под грибы. Она сказала, что гитлеровцы захватили Гусятино.

—        Где наши?
—        Ушли на восток.
—        Почему я здесь?
—        Тебя засыпало землей возле моста. Я едва вытащила, унесла в лес. Будешь пока тут.

Каждый день старуха кормила и поила раненого, делала перевязки. Когда нога поджила, Зиязитдинов переоделся в гражданскую одежду и ушел в Винницу. Вскоре он познакомился с рабочими сахарного завода, которые входили в подпольную партийную организацию, и стал выполнять их поручения. От рабочих он узнал, что за рекой Южный Буг формируется партизанский отряд.

Ночью Мавлитьян ушел в лес. Там его задержали два парня и привели в штаб отряда имени Щорса. Командир отряда Скворцов назначил Зиязитдинова своим коноводом-ординарцем.

Мавлитьян не только ухаживал за конями. Он доставлял в штаб бригады пакеты и донесения, постоянно держал связь с подпольщиками сахарного завода, которые вместе с народными мстителями боролись с оккупантами.

Когда партизанам потребовался «язык», командир отряда вызвал к себе Зиязитдинова и сказал:

—        Нужно захватить фрица в районе сахарного завода. Ты хорошо знаешь эту местность, проведи нашего разведчика Николая Николаева, помоги ему захватить «языка». Документов с собой не бери. Возьми автомат, гранаты, нож, веревку.
На краю леса, по которому проходила грунтовая дорога, разведчики устроили засаду. Долго лежали в зарослях полыни, ожидая гитлеровцев, которые пойдут, как всегда, на завод за сахаром и спиртом.

Унтер-офицер шел неторопливо, что-то напевал. Его покачивало. В обеих руках тяжелые бидоны. За спиной автомат.

Разведчики мгновенно набросились на фашиста, свалили его на землю. Зиязитдинов сунул кляп в рот «языку» и связал ему руки веревкой.

Пленного привели в землянку Скворцова. Там из него вышел последний хмель. Дрожа и заикаясь, он сообщил, что через день прибудет большой карательный отряд, который получил приказ угнать в Германию 500 мирных жителей для работы на военных заводах.. Отряд будет размещен в школе поселка сахарного завода. Его показания совпали с данными, полученными от подпольщиков.

—        До рассвета устроить засаду в школе,— приказал Скворцов группе партизан.— Уничтожить карателей.

Зиязитдинов коротким путем привел бойцов к школе. На втором этаже установили пулеметы. Никто не уснул до утра. В 10 часов подкатила автомашина. В кузове двадцать немецких солдат.

—        Огонь! — раздалась команда.

Разом ударили пулеметы и автоматы, полетели гранаты. Машина загорелась. Нескольким гитлеровцам удалось выпрыгнуть из кузова. Они бросились бежать, но тут же упали от меткого огня.

Мавлитьян вытащил из кабины убитого офицера, забрал у него документы и планшетку с картой. Вместе с товарищами он собрал трофеи: автоматы, ручные пулеметы, карабины, боеприпасы.

За успешную операцию командир отряда объявил бойцам благодарность.
Ряды партизан постоянно росли. Народными мстителями становились люди разных национальностей: были русские, украинцы, белорусы, татары, казахи, башкиры, грузины, узбеки. Они жили и боролись, как одна семья, стойко преодолевая невероятные трудности, храбро сражались с превосходящими силами противника.

Вокруг Винницы партизаны разгромили многие вражеские гарнизоны, взорвали десятки километров железнодорожных и шоссейных дорог. Против них были брошены регулярные гитлеровские войска. Пехота при поддержке артиллерии, танков, авиации и бронепоездов пошла в атаку.

Партизаны стали отходить в глубь леса. Чтобы задержать карателей и выиграть время, нужно было подорвать мост через речку. Группа бойцов заложила мину, прикрепила к взрывателю 50-метровый шнур и побежала к дубовому лесу. Зиязитдинов дернул за шнур, когда все его товарищи были уже в безопасном месте. После мощного взрыва от моста остались одни обломки. Зиязитдинов отходил последним. К нему приближались гитлеровцы. Вокруг свистели пули. Зиязитдинов сел на дрезину и покатил по рельсам к своим. Его тяжело ранило, и дрезина остановилась. Под огнем противника партизаны сняли товарища с дрезины и унесли в лес, где собрались отряды бригады.

Гитлеровцы остановились на опушках. Идти в чащу побоялись. Там за каждым кустом их ждал смертоносный огонь. Партизаны несколько дней находились в блокаде, под обстрелом вражеской артиллерии и бомбовых ударов авиации. И все же они нашли слабое место в кольце окружения и с боем прорвались в другой лес.
Отряд имени Щорса вышел к советско-румынской границе. Он получил задачу блокировать железную дорогу, по которой отступали немецкие войска под натиском частей Советской Армии.

 

К разъезду направилась разведгруппа во главе с Зиязитдиновым. Бойцы замаскировались недалеко от железной дороги, стали вести наблюдение. Возле единственного дома ходил вражеский солдат с винтовкой на плече. Зиязитдинов подполз к нему поближе и, когда тот закуривал, рывком подскочил и сильно толкнул. Часовой упал, винтовка отлетела в сторону. Разведчик приказал ему встать и бежать в лес, где сидели в засаде партизаны. Немец молча повиновался. Зиязитдинов едва успевал следовать за ним.

«Язык» сообщил, что на разъезде остались еще два охранника, которые спали после дежурства, и что скоро подойдет поезд.
Скворцов приказал группе бойцов захватить разъезд, а пленного поставить у здания с флажком, означающим, что путь закрыт.
Уничтожив охранников, партизаны устроили засаду и здании и в лесу. «Язык» встал на шпалы с флажком.

Длинный эшелон, приближаясь к разъезду, замедлил ход и остановился. Из вагонов выскочили несколько гитлеровцев и угодили под огонь наших бойцов. Дальше состав с награбленным добром не прошел и загородил путь идущим за ним эшелонам. Партизаны продержали поезда до подхода частей Советской Армии.

На пути отступающих гитлеровцев партизаны устраивали засады на дорогах, внезапно нападали на вражеские колонны, автомашины и наносили им большой урон.
На одной дороге Зиязитдинов обнаружил двухтысячную колонну гражданских людей. Фашисты их угоняли в Германию.

Скворцов приказал окружить колонну. На лесной дороге партизаны внезапно напали на конвой. Пленные тоже набросились на своих поработителей. Всех фашистов уничтожили, оружие забрали. Колонна вернулась на землю, освобожденную от оккупантов.
В апреле 1944 года в Винницкой области отряд имени Щорса соединился с частями Советской Армии.

Многие партизаны пополнили ряды наступающих войск, больные, контуженные и раненые были отправлены на лечение в госпитали, старики и женщины местных деревень и городов вернулись домой.

Мавлитьяна Зиязитдинова врачи Винницкого госпиталя не пустили на фронт. Он  приехал  в  Омск,  стал  работать  электромонтером.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить