1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)

Даиров Мажит Даирович родился 1 мая 1914 года в ауле Ашкик Шербакульского района Омской области. Работал учителем Тамарской средней школы этого же района. Окончил Московское Краснознаменное пехотное училище имени Верховного Совета РСФСР.
Воевал в составе 38-й танковой дивизии, в отряде «Победа» партизанского соединения «Тринадцать», был командиром стрелковой роты 82-й гвардейской стрелковой дивизии.
Награжден двумя орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За взятие Берлина» и  др. После войны работал учителем Тамарской школы. Умер в 1982 году.
 

Лейтенант Мажит Даиров попал в отряд в сентябре 1942 года. Вместе с ним были пятнадцать его товарищей, с которыми он пытался пробиться через линию фронта. В июле 1941 года 38-я танковая дивизия вела ожесточенные бои с противником в районе Минска. Силы оказались неравными. Танкисты израсходовали все снаряды, их машины были сожжены. Они получили приказ рассредоточиться и выходить из окружения мелкими группами.

Командир танкового взвода Даиров возглавил группу из пятнадцати бойцов. Несколько дней он вел их по лесам и болотам. Уставшие, голодные танкисты остановились на отдых в лесу, из которого хорошо виднелись дома деревни Новоселовка. Стали вести наблюдение: нет ли там немцев.
— На улице редко появляются фрицы,— сказал Даиров собравшимся в круг товарищам. — Возле двух сараев стоят часовые. Видно, там склады с продовольствием или оружием. Предлагаю...

И бойцы договорились, как напасть на деревню. Ночью они внезапно уничтожили немецкую охрану, забрали оружие и продовольствие.

Двигаясь на восток, группа Даирова отшагала много километров прежде, чем в Смоленских лесах столкнулась с разведчиками партизанского отряда «Победа».
Мажита Даирова назначили начальником боепитания. С бойцами он в лесах собирал неразорвавшиеся снаряды и бомбы, из которых потом выплавляли тол и изготавливали мины. Партизанам охотно помогало местное население, особенно ребятишки. Нередко мальчишки показывали места, где находились целые склады снарядов.

Вскоре в отряде накопилось много самодельных мин. Их хватило на четыре диверсионные группы, по пять человек в каждой. И отряд начал выполнять главную свою задачу — вести подрывные работы на железных и шоссейных дорогах.

В декабре 1942 года из землянок, расположенных на месте сожженной фашистами деревни Изохово Суражского района Витебской области, где размещался отряд, подрывники отправились на шоссе Витебск — Сураж и железнодорожные магистрали Витебск-Смоленск, Витебск — Орша.

В одной из групп пошел Даиров. До стальных рельсов было 30 километров. Шли всю ночь. В рюкзаке тяжелая взрывчатка. В руке карабин. В карманах патроны и одна небольшая лепешка, испеченная из  «муки» — измельченного в ступе сухого мха. На коротком привале съели паек, запили отваром хвои, чтобы не заболеть цингой.
Усталость валила с ног, когда подрывники остановились у кромки леса. До железной дороги тридцать метров, но ее не видно. Было очень темно.

Даиров с напарником пополз к рельсам, а трое партизан остались на месте, стали прислушиваться, не раздаются ли шаги или шум приближающихся врагов. В любую секунду они готовы были открыть огонь из карабинов и автоматов.

Выкопав яму под стыками рельсов, Даиров положил в нее самодельную мину и засыпал землей. Его товарищ прикрепил к чеке взрывателя шнур. Оба они отползли на пятьдесят метров и прижались к земле. «Не заметили»,— облегченно вздохнул Даиров и высыпал из рюкзака землю, которую «вытеснила» мина из-под рельсов, и засыпал снегом.

Лежа на ветру, партизаны окоченели. А поезда еще не было. Уже начало светать, когда послышался гудок паровоза. Даиров с напарником ухватились за шнур. Когда поезд приблизился к мине, подрывники вскочили и побежали, не выпуская шнур из рук. Чека вырвалась и взрыватель сработал. Куски рельсов, шпал и земли полетели вверх. Паровоз завалился на бок. Платформы с бронемашинами и пушками, подталкивая друг друга, полетели под откос. Железная дорога на двадцать часов вышла из строя.
Командир отряда Новиков поздравил подрывников с удачей.

—        А ты больше на такие задания не просись,— сказал он Даирову.— У тебя в отряде работы достаточно. Взрывчатка уже кончается...
—        Мы обшарили все леса,— пояснил Даиров.— Все снаряды подобрали. Запросите Центр. Может, подкинут на самолете.
—        Говорил уже. Приказано строить полевой аэродром. А пока придется отправлять бойцов через линию фронта за взрывчаткой. Подбери добровольцев.

 

Пробраться за линию фронта было нелегко. Фашисты тщательно охраняли каждый метр. И только на замерзшем озере партизаны смогли миновать противника. С тяжелыми рюкзаками они возвращались назад. Но вскоре фашисты разгадали их путь. Они стали складывать вокруг озера штабеля дров, обливать их керосином и ночью поджигать. Становилось светло, как днем. И никто не мог пройти по льду. Но к тому времени на партизанском аэродроме приземлились самолеты. Они доставили с Большой земли взрывчатку, боеприпасы и продовольствие.

И снова загремели взрывы на дорогах, начали взлетать мосты, гореть вагоны, лететь под откос эшелоны. У деревни Уны партизаны взорвали мост через маленькую речушку. Днем фашисты восстановили его. Ночью мина снова разбросала мост. Немцы построили новый и поставили охрану. Партизаны уничтожили охрану и взорвали мост. Две недели гитлеровцы сооружали высокую насыпь. На шоссе образовалась пробка.

 

В декабре 1942 года, когда группы подрывников ушли на задание, в землянках осталось немного партизан. И гитлеровцы вечером пошли в, атаку. Встретив мощный ружейно-пулеметный огонь, враг отошел, но утром снова начал наступление, обстреливая партизан из минометов.

—        Огонь не открывать,— приказал командир отряда.— Подпустим гадов поближе.
Даиров подполз к убитому пулеметчику и приготовился к встрече гитлеровцев. Фашисты приближались быстро. Уже отчетливо виднелись их красные лица.
—        По карателям — огонь! — крикнул Новиков.

Шквальный огонь обрушился на врага. Даиров, стреляя длинными очередями в скопления наседавших гитлеровцев, отчетливо видел, как быстро редели цепи противника. Трупы усеяли белый снег. Бросив убитых и раненых, фашисты разбежались.

 

Новый год партизаны встречали в землянках. Новиков сообщил им об итогах боев. За пять месяцев 1942 года Пущено под откос 10 эшелонов с боеприпасами, техникой, живой силой и продовольствием противника, взорвано 5 мостов, уничтожено 17 автомашин, 1 танк, около 200 гитлеровцев.

20 января каратели блокировали район, в котором находились партизаны «Победы» и других отрядов. Они решили взять измором народных мстителей. К середине февраля у партизан кончилось продовольствие, на исходе были боеприпасы. 15 февраля «Победа» и отряд имени Ворошилова разгромили три вражеских гарнизона и захватили большие трофеи.

Противник бросил в бой артиллерию и авиацию. Шесть дней «Победа» вела тяжелые оборонительные бои в окружении фашистов. 26 февраля удалось прорвать кольцо блокады. «Победа» вышла к деревне Толкуны Касплянского района Смоленской области.

В марте 1943 года по приказу Западного штаба партизанского движения отряд «Победа» передислоцировался в Краснинский район Смоленщины. 
Он был включен в состав особого партизанского полка «Тринадцать», которым командовал С. В. Гришин. Отсюда подрывники уходили пускать под откос вражеские эшелоны на железнодорожных магистралях Могилев — Кричев, Кричев — Рославль, Могилев — Орша. Требовалось много взрывчатки. С Большой земли самолеты пробивались с трудом: вражеская авиация усиленно контролировала небо.

—        Где взять взрывчатку?— часто задавал вопрос Новиков на заседании штаба отряда и при этом смотрел на Мажита Даирова. — Разведчики не обнаружили в гарнизонах противника складов с динамитом и толом. Но мы не можем оставлять врага в покое. Наша задача: днем и ночью устраивать взрывы на железных дорогах, переворачивать эшелоны гитлеровцев, не пропускать их к фронту.

Даиров молчал. Он проверил многие окрестные места, но там не осталось ни одного снаряда. Он интересовался у местных жителей: не знают ли они, где можно раздобыть взрывчатку. Ответы были отрицательные.

Возвращаясь с заседания штаба, Даиров встретился с группой подрывников, которые шли с задания. С ними был незнакомый мальчик.

—        Как тебя звать?— обратился к нему Даиров. Как бывший школьный учитель, он не смог молча пройти мимо: любил общаться с детьми.
—        Ваня Горобов.
—        Решил стать партизаном?
—        Да, подрывником.
—        А мины у тебя есть?
—        Нет, но я знаю, где они лежат.
—        Идем к командиру отряда. Выслушав Ваню, Новиков сказал Даирову:
—        Организуй срочно группу ребят. Видно, там много снарядов... Ваню возьмите проводником.

 

Мальчик привел партизан в урочище Рынковщина Могилевской области, где мальчишки во главе с Ваней Горобовым закопали толовые шашки и снаряды к 152-миллиметровым орудиям, оставленные отступающими артиллеристами Красной Армии.

Тяжелый груз доставили партизаны в свой лагерь. Они удалили у снарядов взрыватели. На веревках опускали снаряды в котел с водой и подогревали на костре. Тол расплавлялся и его выливали в ямку. Сделали более 20 мин. В каждую из них вставили толовую шашку вместо капсюля, который не взрывал переплавленный тол.

Самодельные мины отлично срабатывали, пустив под  откос несколько эшелонов противника.

—        За мины объявляю тебе благодарность,—- сказал Новиков, пожимая руку Даирову.— Молодец!— Он присел на деревянную скамью, стоящую в хате, в которой жили партизаны.— Голые стены, ни кроватей, ни стола. Все растащили фрицы. И хозяев, видно, расстреляли или угнали в рабство. Сколько советских людей отправлено в неволю... Скоро эшелон проследует по дороге Орша — Могилев. А в нем наши юноши и девушки. Увезут их в Германию, заставят делать бомбы, снаряды...
—        Освободим! — вскочил   Даиров.— Ребята,   кто   со мной?

 

Десять добровольцев отправились к железной дороге. Гостинец для немцев — взрывчатку везли на лошади. Но возле Днепра пришлось ее бросить: не захотела переправляться через реку. Возле Орши зашли в деревню, где жила связная партизан. От нее Даиров узнал, что на станции Орша закончено формирование эшелона, в вагонах которого закрыты советские люди. Утром поезд будет отправлен в Германию.

Недалеко от Орши партизаны залегли среди пней спиленного леса. На железной дороге показались два немца. Когда они подошли к засаде партизан, раздались выстрелы. Фашисты упали. Четверо подрывников подбежали к насыпи. Двое стали укладывать мину нажимного действия, а двое утащили убитых в канаву и прикрыли травой, а потом стали ходить по насыпи вместо патрулей. Они были в немецкой форме.

Даиров замаскировал мину и убежал в лес, где находились в засаде шесть партизан. Вслед за ним прибыли еще три подрывника.

Послышался стук колес. Показался паровоз. Вез вагонов. За ним через несколько десятков метров следовал эшелон. Боясь взрывов, гитлеровцы пустили впереди состава только один паровоз. Он и подорвался на мине, загородив путь. Эшелон затормозил и остановился в метре от воронки. Немецкие охранники соскочили с вагонов на землю, открыли огонь из автоматов по лесу. Партизаны по лесу побежали ближе к вагонам. Неожиданно они напоролись на пятерых гитлеровцев, которые, услышав взрыв, кинулись к железной дороге. В рукопашной схватке Даиров стукнул прикладом по голове двух фашистов. Товарищи прикончили остальных немцев.

Перебив охрану эшелона, партизаны открыли двери вагонов. На волю высыпали сотни юношей и девушек. Все они вместе со своими освободителями пришли в партизанский лагерь.

С Большой земли в «Победу» доставили взрывчатку, и партизаны надолго оседлали железные дороги. Взрыв следовал за взрывом. Гитлеровцы пошли на новую хитрость: впереди эшелонов, но позади дрезин или одиноких паровозов стали пускать бронепоезд, который беспрерывно стрелял по обеим сторонам железной дороги, где обычно, скрывались подрывники. Но и это не спасало. Поезда продолжали лететь под откос. Фашисты вынуждены были перейти только на дневное движение, усилить охрану стальных путей.

Тогда партизаны стали действовать большими группами. Одну из них возглавлял Даиров. Она постоянно взрывала рельсы и полотно.

В июне 1944 года отряд «Победа» участвовал в операции «Рельсовая война». Он растянулся вдоль участка железной дороги Смоленск — Орша, Орша — Кричев. По сигналу партизаны дружно двинулись на полотно, перебили охрану, установили мины и по команде одновременно подожгли все бикфордовые шнуры. Грохот взрывов далеко разнесся по окрестности. От вспышек взрывов темная ночь стала светлой.
Через некоторое время «Победа» за ночь вывела из строя большие участки железной дороги Орша — Минск, Могилев — Кричев.

Когда войска Советской Армии стремительно продвигались на запад, Мажит Даиров со своими товарищами днем и ночью нападали на отступающие колонны гитлеровцев, уничтожая гарнизоны, обозы, взрывая мосты и железнодорожные станции. Партизаны захватывали немецкое оружие, боеприпасы, продовольствие.
В конце июня 1944 года отряд «Победа» с боями перешел шоссе Минск — Могилев и соединился с частями Советской Армии.
В июле отряд прибыл в Смоленск, участвовал в партизанском параде и был расформирован.

 

Спустя почти сорок лет после Победы командир смоленского комсомольско-молодежного диверсионного партизанского отряда Кирилл Иванович Новиков («Кочубей») в своей книге «Победа» сражается за победу», вспоминая о своем начальнике боепитания Мажите Даирове, писал:

«Мажит Даиров участвовал во многих операциях. Ребята уважали его за смелость и веселый характер. Мажит был опытный воин. Когда в 1938 году нашу страну всколыхнули события на озере Хасан, молодой сельский учитель Даиров пошел добровольцем в Красную Армию. Как передовика боевой и политической подготовки, его вскоре послали учиться в школу младших командиров, окончив которую он стал командиром отделения стрелковой роты. После учебы в пехотном училище Имени Верховного Совета РСФСР М. Даиров был направлен в Белорусский военный округ. Служил в 13-й армии в составе 38-й танковой дивизии. Тут, на реке Березине, и застала его война. |Мажит участвовал в боях, защищая Минск, Попал в окружение. С группой солдат пробивался на восток. В деревне Hoвоселовке 15 советских воинов под командованием лейтенанта Даирова напали на немецкую охрану, уничтожили ее и забрали хорошие трофеи: оружие и боеприпасы, а также продовольствие. Началась партизанская жизнь. Группа Даирова все время двигалась на восток в надежде соединиться с частями Красной Армии. В 1942 году разведка нашего отряда столкнулась с этой группой, которая и присоединилась к нам».

 

Почти два года воевал в тылу врага отряд «Победа». И все это время в его рядах находился Мажит Даиров. Был ранен, но оставался в строю. После соединения отряда с частями Красной Армии лечился в госпитале в Смоленске. Затем опять надел форму офицера, возглавлял стрелковую роту, воевал в составе 1-го Белорусского фронта. Получил два тяжелых ранения. Подлечившись в госпитале, старший лейтенант Даиров вновь шел на запад во главе роты.

Войну закончил в поверженном Берлине.

 

Комментарии  

# темирлан 18.12.2014 16:33
у вас ошибка ,он родился , в ауле Артакшил
Ответить
# Меруерт 09.05.2016 05:49
Мне есть,чем гордится.Мой прадед.
Ответить
# Азамат 19.03.2017 14:50
Раньше аул Артакшил назывался Ашкик, так что это правильно написано.
Ответить

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить