1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.20 (5 Голосов)

И. Д. Бухольц

К 250-летнему юбилею Омска одной из улиц города присвоено имя Бухольца. Этим наименованием улицы увековечивается память зачинателя Омска, полковника Ивана Дмитриевича Бухольца, родившегося в 1671 г. 

Против этой улицы (может быть несколько ниже или выше по Иртышу) в мае 1716 г. И. Д. Бухольц, сойдя с дощаника причалившей здесь экспедиции, впервые ступил на девственный берег реки. Нетронутая от веков древняя пойма лежала перед ним. За ней в недальнем расстоянии (метрах около 500) поднималось взгорье террасы.

Здесь, в устье Оми, Бухольц остановился, чтобы осуществить давнее намерение Руси о постройке в этом месте крепости.

Восемь месяцев был он у строительства крепости на берегу Оми, и только когда строительство было окончено, подполковник Бухольц 22 декабря 1716 г., передав команду над Омским гарнизоном И. Л. Вельяминову-Зернову, выехал и Тобольск, оттуда по указу царя отправился в Петербург (прибыл в столицу 2 февраля 1717 г.) для дачи объяснений о постигшей неудаче возглавляемой им экспедиции «для поисков песочного золота».

Расследованием в действиях И. Д. Бухольца не было найдено ничего преступного. И, тем не менее, после следствия он оказался не у дел.

Вспомнили о нем лишь в 1724 г.

«По указу его императорского величества,—извещала Тобольская губернская канцелярия Туринского комиссара Каземирова, — велено отправить на юго-восточную границу подполковника Бухольца и с ним гарнизонных регулярных полков — конных тысячу, пехотных тысячу человек, в том числе и тех, которые в Туринских заводах у генерала майора Генника, оставя у него 200 человек».


Направление Бухольца на восток вызывалось государственной необходимостью.
На востоке И. Д. Бухольц сыграл крупную роль в удачном заключении Буринского договора с Китаем в 1727 г. Ко времени прибытия русского посла Рагузинского (14 июня 1727 г.) на реку Буру там не только были сосредоточены русские войска (в том числе и Тобольский гарнизонный полк), но и, главное, была укреплена граница. 
Искушенный в строительстве оборонительных сооружений, основатель Омска И. Д. Бухольц в короткое время построил здесь ряд крепостей и форпостов, возвел палисады и другие заграждения в пограничных опорных пунктах. Эта укрепленная линия была признана границей.

В последние годы своей деятельности И. Д. Бухольц был командиром Якутского пехотного полка и комендантом г. Селенгинска, где он пользовался большой популярностью. Когда в 1733 г. умер иркутский вице-губернатор Сытин, иркутянами решено было передать правление его пятилетнему сыну, а за его малолетством определить к нему советником и опекуном полковника Бухольца, для чего и вызвать последнего из Селенгинска... (В. П. Сукачев. Иркутск. Печатана в Москве в типолитографии Кушнерева в 1891 г., стр.
5—6). 
Переезд Бухольца в Иркутск не состоялся, он оставался комендантом Селенгинска до 1740 г. В 1741 г.

И. Д. Бухольц умер в возрасте 70 лет.



Артиллерии поручик Каландер

Омская крепость строилась под руководством инженер-поручика Каландера. 
Каландер швед, участник военного похода шведского короля Карла XII в Россию. 

В 1709 г. в бою под Полтавой, где шведы были разгромлены, Каландер, как и тысячи других шведских солдат и офицеров, попал в плен. В 1715 г. он был включен в  состав экспедиции И. Д. Бухольца, направлявшейся в Эркенд (на Аму-Дарью) для поисков песочного золота. 

«А поручику артиллерии Каландеру и канонерам и пушкарям, которые присланы из полевой артиллерии, тем всем быть при нем, господине подполковнике», — говорилось в указе князя Гагарина.

Когда экспедиция Бухольца дошла до Ямышевских озер, где решено было зимовать, на Каландера было возложено строительство здесь — на высоком правом берегу Иртыша, против устья речки Преснухи, — крепости.

Во время постигшей тяжелой неудачи экспедиции Бухольца на Преснухе, когда из 2932 участников экспедиции уцелело 700 человек, судьба пощадила Каландера. Он с другими оставшимися в живых вернулся к устью Оми и здесь, когда от Гагарина пришло разрешение на постройку крепости, на него было возложено руководство строительством. 

«И так немедленно крепость при реке Оми строить начали. Артиллерии поручик Каландер имел опять смотрение над строением. Избрали место на южном берегу реки Оми...»

Каландер знал крепости своей родины и западных стран, где в фортификации того времени преобладала система известного французского инженера и математика Вобана: пятиугольная форма, создававшая более удобные условия для обстрела куртин с угловых бастионов. Эту пятиугольную форму Каландер и положил в основу Омской крепости.

К осени 1716 г. сооружение крепости   в основном было окончено, и Бухольц выехал в Тобольск, «...и по отъезде его (Бухольца) тот артиллерии поручик оставлен был в крепости с 46 бомбардирами и с 46 канонерами при майоре Вельпоминове-Зернове для завершения работ по крепости».

Как долго оставался при строительстве Омской крепости Каландер и когда он покинул Омск неизвестно. Известно лишь, что в 1718 г. его не было в живых: он утонул в Иртыше. Где именно, когда и при каких обстоятельствах погиб строитель Омской крепости неизвестно. В представленных в докладе 1719 г. Матвеем Гагариным в Сенат сведениях с сожалением отмечено: «...А который поручик Каландер был, по воле божьей утонул, едучи к Тобольску, и в таких людях у нас скудость».


НОВАЯ ОМСКАЯ КРЕПОСТЬ

Омской крепости на правом берегу Оми, в углу, образуемом слиянием Оми с Иртышом. Старая крепость признавалась неудовлетворительной в том отношении, что она во время ледохода и ледостава (когда наплавной мост на Оми снимался) оставалась отрезанной от тыла.

Главным автором проекта новой Омской крепости был, как полагает В. И. Кочедамов, инженер Малм. Им и генералом Шпрингером 28 февраля 1765 г. подписан чертеж крепости. Вместе с проектом было направлено в Петербург «мнение», где объяснялась целесообразность строительства новой крепости и способы ее сооружения.

В мае 1767 г. проект новой Омской крепости был утвержден, а через год весной 1768 г. приступили к ее строительству на строгих стратегических и научных обоснованиях.

На строительстве крепости основной рабочей силой были арестанты и казаки. Работы производились сначала под руководством инженера Малма, а затем под руководством инженера Шестинского.

Сооружение крепости требовало большого количества строительных материалов — леса, кирпича и др. Заготовка леса производилась в Долонском и Семипалатинском сосновых борах, откуда он сплавлялся вниз по Иртышу, а также наготавливался лес и в Карасукском бору, сплавлялся по Тартасу и Оми. Кирпичи вырабатывались в кирпичных сараях, построенных на левом берегу Иртыша. Для обжига кирпича использовался тростник с ближайших озер. 

Посетивший Омск в 1771 г. известный путешественник академик Паллас оставил описание крепости:

«Сия, новая, весьма выгодное положение имеющая, Омская крепость укреплена весьма прекрасным   образом, по новым воинской архитектуры правилам. Она представляет
многоугольник о пяти бастионах, которые к реке Иртышу сходятся, и из крепкого, дерном выложенного вала и широкого, сухого рва, но на одной стороне не совсем еще была
оная отделана. В оной уже выстроены прекрасный генеральский дом на каменном фундаменте; подле оного провиантская канцелярия, гауптвахта, пред которою выставлены артиллерийские снаряды, протопопский дом и различные изрядными офицерскими домами и казармами застроенные улицы. Строится же еще прекрасная каменная церковь, по
выстроении коей церковь соборная в старой крепости сломается, дом для городской школы, в коей воспитываться будут драгунские и казацкие дети: и сие есть одно из достохвальных новых заведений:   дом для приезжающих   почетных иностранцев и дом комендатский;   оба проходят по сторонам генеральского дома; дом для протестантского сибирской дивизии священника и прочие офицерскими домами и казармами застраиваемые улицы, кои план крепости дополняют. На реке Иртыше, внутри крепости, в особом ретраншементе, лежат хлебные амбары... На главном месте крепости выкопаны изрядные колодцы».

 

Побывавший в 70-х годах XVIII в. в Омске академик Фальк отмечает, что в крепости

«...несколько пушек, 4 драгунских эскадрона, 1 гарнизонный батальон и артиллерийская команда. В крепости живут только солдаты в казармах... В Омске кроме ссылочных находится еще 800 или 1000 человек преступников из России, по большей части с вырванными ноздрями. Преступники самые важные содержатся в крепостном остроге, а не столь важные в городе и отличаются пришитым на спине красным лоскутом. При хорошем надзоре полиции живут они спокойно, в противном случае по жестоком наказании отсылаются в острог, где они должны работать в мастерских, построенных общественным иждивении, а те, которые   не знают никакого   ремесла должны обводить крепость по линии, вместо деревянных стен, валами и рвами...». (М. Фальк. Записки путешествия. Полное собрание ученых путешествий по России. Т. 6. Спб., 1824).



В 1805 г. Омская крепость считалась одной из лучших и Сибири. Боевой состав ее в 1805 г. состоял из 3463 солдат, при 92 обер-офицерах.
П. Золотов в описании Омска, относящемся  к 1826 г., дает ему следующую характеристику:

«Крепость, окруженная широкой эспланадой, выглядывала чем-то вроде уединенного   монастыря, и казавшаяся замкнутость ее осязательно поддерживалась   тем, что ее башни (ворота) на ночь были постоянно запираемы на замок, по линии рогаток, шедших по гласису, опускались тяжелые шлагбаумы. Правда, и тогда между строениями было немало каменных, но простота их казенной архитектуры, а тем более вид, преимущественно низменных или от ветхости вросших в землю деревяннных домов, не представлял ничего приятного для глаз».

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить