1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Михаил Александрович Косяков родился в 1903 году в Мотовилихе Пермской области в семье рабочего. Окончив трехклассную школу, работал подручным слесаря на заводе. Шестнадцати лет, в 1919 году, вступил добровольцем в Красную Армию. Был красноармейцем в седьмом полку 1-й Красноуральской стрелковой дивизии. Вернувшись из армии в 1921 году на Мотовилихинский завод, комсомольской организацией был направлен в продовольственную дружину, которая по заданию Пермского губпродкома заготавливала хлеб для рабочих Мотовилихи.
В 1924 году переехал в Омск и работал путевым рабочим на железной дороге. Окончил вечерний рабфак. Действительную службу проходил в морском истребительном авиаотряде Черноморского флота. Демобилизовавшись в 1927 году, работал в Севастополе вагоновожатым трамвая, на стройках в Челябинске, Перми, в Алма-Ате. В 1943 году добровольцем ушел на фронт. Воевал на 1-м Белорусском фронте.
Указом Президиума Верховного Совета СССР: 27 февраля 1945 года за форсирование реки Одера Косякову присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Награжден: орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, Славы III степени, несколькими медалями.
Демобилизовавшись, работал на стройках Казахстана. С 1946 года работал в Омске техником-строителем в областном управлении сельского хозяйства и других организациях. 
 

 
В 1919 году Михаил Косяков, сын потомственного рабочего Мотовилихинского завода, добровольцем пошел в Красную Армию. Шестнадцатилетний паренек с оружием в руках защищал завоевания Великого Октября. Служить пришлось недолго — свалил коварный враг тех лет —сыпной тиф.

Молодая республика Советов строилась, и Михаил был в первых рядах ее строителей. Он был активным комсомольцем двадцатых годов. Воевал, строил, доставал хлеб рабочим, учился. В детстве мало пришлось ходить в школу — всего три зимы,— в тринадцать лет уже работал подручным слесаря, вот теперь, выполняя наказ В. И. Ленина молодежи, работал и учился. Романтика тех боевых годов сказалась на жизни рабочего паренька. Он работал на стройках Урала, Сибири, Казахстана.

Война застала Косякова в Алма-Ате, где он работал техником-строителем. В 1943 году уехал на фронт. Боевой путь начал в Белоруссии зимой 1943 года.

 

В районе Коленковичей полк, где он служил, вел непрерывные кровопролитные бои. 1-й эскадрон, в котором Косяков был химинструктором, действовал как пехотная часть.
Подошли к населенному пункту. Одни печные трубы торчали здесь. Люди жили в лесу, в землянках. В бинокль проглядывались фашистские танки, стоящие с противоположной стороны поселка около леса, изредка постреливая. Снаряды рвались, ломая деревья, не долетая до земли.

С рассветом по сигналу ракеты наши подразделения начали атаку. Только тогда гитлеровцы всполошились. Эскадрон Косякова шел с левого фланга. Заметив его движение, фашисты открыли огонь из всех видов оружия. Бойцы залегли; появился немецкий самолет-разведчик, которого наши бойцы называли «рамой».

 

Немцы пошли в контратаку, но их встретили интенсивным огнем. Начался бой. Расстояние сокращалось: были видны уже лица фашистов — разъяренные, озверелые. Они думали психической атакой сбить порыв наступающих советских кавалеристов. Но вот загремело русское «Ура!», немцы дрогнули и в панике стали разбегаться по лесу. Попытки гитлеровских офицеров остановить бегущих солдат не удались. Выбив немцев из сильно укрепленных траншей, наши воины гнали их без передышки почти до самого Ковеля. Это был первый бой Михаила Косякова. Он был награжден первым в эскадроне— орденом Славы III степени.

 

...Стоял разгар лета 1944 года. Бои шли на территории Польши. На полях стояла иескошенная рожь. Полк к полудню приблизился к окраине города Люблина.
Бойцы знали, что около Люблина находится лагерь смерти — Майданек, где томятся десятки тысяч советских военнопленных и других народов Европы. Майданек охранялся отборными фашистскими частями войск CC и гестапо.

Косяков получил приказание —командовать взводом. Расставив людей но склону ржаного поля, пересек грунтовую дорогу, станковый пулемет и два ручных пулемета спрятал во ржи, всего по фронту занял не более 400— 500 метров. Солдаты его залегли. В группе сержанта Косякова было 46 человек.

С таким количеством людей трудно было удержать наступление немцев, но командир учитывал то, что бойцы его опытные воины и будут стоять до последнего.
Сначала было спокойно. Затем с характерным шумом стали падать и взрываться мины небольшого калибра, а вслед за минами показались гитлеровцы — человек до двухсот. Они передвигались перебежками, осторожно. Заметно было, что боятся. Это придало смелости бойцам.

 

Косяков приказал по цепи: «Подпустить поближе и беглым автоматным огнем уничтожать наступающих фашистов». Немцы, приближаясь к цели, изменили тактику наступления. Оставляли группы прикрытия. Но это им не помогло. Воины, разгадав маневр врага, каждую наступающую группу уничтожали метким огнем.

 

Стемнело. Фашисты прекратили наступление. Однако ночью они все же несколько раз пытались прорваться через наши цепи, по безуспешно. Поле, где вел бой взвод Косякова, было усеяно трупами более чем двухсот фашистов. Его полк захватил в плен свыше трех тысяч гитлеровцев, а также большие трофеи — оружие, машины, склады с вооружением и продовольствием. А самое главное— были освобождены тысячи узников лагеря.
За эту операцию многие бойцы и командиры были удостоены правительственных наград, а Михаил Александрович Косяков получил орден Красной Звезды.

 

В январе 1945 года шли бои за реку Одер. Гитлеровцы, прочно закрепившись на левом берегу реки, упорно сопротивлялись, обстреливая наши войска из всех видов оружия. Ночью над рекой почти не затухали ракеты.

Кавалеристы, заняв исходные рубежи на правом берегу Одера, готовились к форсированию. На рассвете 30 января Косякову и двум его боевым товарищам — Новикову и Четопову—командир эскадрона приказал— первыми переправиться на вражеский берег, уничтожить огневые точки противника и удержаться до подхода основных частей соединения.

Река была освещена, ледяная гладь зияла полыньей от разрывов снарядов и мин. Решили добираться на досках, скользя по тонкому льду. Передвигаться под непрерывным обстрелом было тяжело. Одежда, промокшая от водяных брызг, скоро превратилась в ледяную корку. Разрывы артиллерии с нашего берега подбадривали смельчаков.

Наконец стали различаться очертания вражеского берега. Подползли, только приподнялись, как их осветили ракетами. Гитлеровцы заметили наших воинов и начали обстреливать их. Рванулись вперед, уйдя из-под обстрела, а противник продолжал палить, стреляя наугад. Косяков бесшумно выбрался на берег, прислушался — никого. В невероятно тяжелых условиях, потеряв своих товарищей, он добрался до вражеских укреплений и выполнил боевую задачу. Своими смелыми действиями он уничтожил огневые точки гитлеровцев, много живой силы врага.
Тем самым открыл путь основным частям для занятия плацдарма и наступления вперед.

В наградном листе героя об этом сказано так:

«30 января 1945 года с двумя товарищами переправился через Одер и закрепился на противоположном берегу, чем дал возможность основным силам наших частей форсировать реку и продолжить успешное наступление. Его группой было уничтожено более 200 гитлеровцев».

 

Звезда Героя Советского Союза вскоре появилась на груди Михаила Александровича Косякова. Посмертно были удостоены этого высокого звания и его боевые товарищи.
И опять тяжелые бои на Берлинском направлении.

В конце апреля 1945 года советские войска заняли город Ратенов. Это был большой железнодорожный узел. На станции стояли готовые к отправке поезда. Паровозы были под парами, но двигаться составам было некуда. Кавалерийский корпус завершил окружение на этом участке Берлинской группировки. Казалось, и войне конец настал. Редко увидишь самолет противника. 1-й эскадрон размещался за чертой города. Вблизи протекала река Шпрея. Из Ратенова на Берлин шла асфальтированная дорога, пересекавшая лесной массив. Видно было, что в лесу стоят какие-то серые здания.
Несколько дней эскадрон бездействовал. Дорога была минирована, и около нее находилась наша засада.

 

Посматривая на сосновый лес, Косяков решил узнать, что это за здания. Прошел через минные заграждения. Подошел к месту, где стояло двухэтажное здание, не имевшее следов пуль и снарядов. Решил заглянуть во внутрь помещения.

Вынув чеку, зажал гранату в правой руке. Левой рукой рванул на себя дверь. В этот момент грохнул выстрел. Обдало сильной взрывной волной, но все же успел бросить гранату и спрыгнул с крыльца в сторону. Следом последовал грохот, полетела штукатурка, камни, пыль.

Все стихло, с автоматом наготове, ушел в эскадрон за товарищами. Вскоре, вернувшись с двумя бойцами, обнаружил, что особняк принадлежит матерому фашисту, который отравил свою семью и сам был убит гранатой Косякова.

 

Когда возвращались в эскадрон, то позади услышали шум мотора. Оглянулись — на малой скорости шла грузовая автомашина, в которой сидели немцы. Бросились в сторону, залегли в кювете. Возвышенное место давало возможность обозревать пространство на далекое расстояние. Вскоре они заметили, что по направлению к эскадрону двигалась группа фашистов численностью не менее 350—400 человек.

Машина, заполненная фашистами, приближалась к советским воинам, а за ними шла цепь автоматчиков. За первой цепью следовала вторая цепь гитлеровцев. Наши бойцы приготовились встретить машину. Когда машина подошла примерно на расстояние 25—30 метров, все трое открыли огонь, а затем огонь автоматов перенесли на залегших в низине фашистов. Боясь, что гитлеровцы могут обойти с фланга, поспешили назад в эскадрон. Там их пальбу слышали. Группа во главе с командиром эскадрона прибыла на место боя, где обнаружила 26 убитых фашистов и подбитую автомашину. Как потом выяснилось, оставшиеся в живых фашисты пытались пробраться к Эльбе, к англичанам, но это им не удалось. Вернулись обратно в сторону Берлина. Здесь и были уничтожены.

Орденом Красного Знамени был награжден за эту операцию М. А. Косяков.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить