1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.75 (4 Голосов)

Мария Ивановна Долина (Мельникова) родилась в 1920 году в деревне Шаровке Полтавского района Омской области в бедной крестьянской семье. В связи с болезнью отца, инвалида гражданской войны, семья переехала в Исилькуль, где родители работали в артели инвалидов. В семье было десять детей. Рано узнала старшая из них — Мария физический труд. В 1934 году окончила пять классов Исилькульской школы. Плохо стало отцу — решили переехать в г. Мелитополь, а затем в село Михайловну Запорожской области. Учебу не бросала. Летом работала в фотоателье кассиром, счетоводом в колхозе. Но какой бы трудной ни была жизнь у девушки, с мечтой стать летчицей не расставалась. Она первой записалась в Мелитопольский филиал аэроклуба на планерное отделение, которое открыли в селе Михайловы.
В 1937 году окончила восемь классов Михайловской средней школы, а затем вечерние курсы, среднего образования. Окончив аэроклуб, работала летчиком-инструктором в Днепропетровском, а затем Никопольском аэроклубах. Член КПСС. С июля 1941 года —в армии. Начала войну пилотом связи в составе 269-го гвардейского авиаполка под Сталинградом. Воевала на Южном, Донском, Северо-Кавказском, Западном, 3-м Белорусском, 1-м и 2-м Прибалтийском фронтах. Была командиром звена 125-го гвардейского бомбардировочного полка, заместителем командира авиаэскадрильи. В период боевых действий 1944— 1945 гг. неоднократно заменяла командира авиаэскадрильи. Награждена: орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, несколькими медалями. За высокие боевые заслуги перед Родиной и проявленные и боях с врагом доблесть, мужество и геройство, Указом Президиума Верховного Совета СССР 18 августа 1945 года присвоено высокое звание Героя Советского Союза.
После войны закончила в г. Риге республиканскую партийную школу. В настоящее время живет и работает в городе Риге.



Самым памятным для Маши Долиной был воздушным бой 2 июля 1943 года на Северо-Кавказском фронте.

Было теплое утро. Летчики получили задание нанести массированный удар по скоплениям пехоты и танков Противника на участке сильно укрепленной оборонительном полосы. Цель в районе южнее станции Крымской. Взлетели звеньями, в воздухе собрались в девятку и ПОШЛИ к аэродрому.

Сказывалась близость моря. Облачность покрывала почти все небо. Приближение к цели почувствовали по Возрастающей силе зенитного огня. Наконец оказались в сплошной огневой завесе. Маневрировать в плотном строю было очень трудно, снаряды рвались так близко, слышали как вздрагивал самолет, а осколки горохом рассыпались по плоскостям.
В полете я вела девятое левое звено,— вспоминает Мария Ивановна.— Уже перед самой целью один мотор в моем самолете стал давать перебои. Машину резко качнуло в сторону, скорость стала падать. Было ясно, что где-то перебита магистраль, подающая горючее к мотору. Ведомые Тоня и Маша Кириллова, заметив, что наш самолет подбит, тоже стали отставать, прикрывая нас. До цели остались считанные минуты. Здесь на боевом курсе очень сильно сказывается слетанность экипажа.   Зенитки бьют по-прежнему, но для выполнения задания надо в эти минуты забыть о том, что вокруг бушует огонь, собрать всю силу воли и хладнокровно, четко выдержать заданную штурманом высоту, направление и скорость полета, только тогда цель будет поражена.


Короткая команда — и бомбы сброшены. Облегченный самолет легким толчком подбрасывает кверху. Теперь вторая задача — сохранить экипаж и машину. Зенитки  противника перестают бить. И тут же радист докладывает о приближающихся фашистских истребителях. Истребители потерялись где-то в облаках.
Противник прежде всего старается разбить строй, ведь легче сбить одиночный самолет. А мы, прижавшись крыло к крылу, прикрываем друг друга огнем пулеметов. Стрелки-радисты и штурманы отбивают одну атаку за другой. Бой идет жаркий. Самолетов противника становится все больше. Теперь уже трудно сказать, сколько их, они как воронье. Горит на моем самолете мотор. Подбит самолет Тони Скобликовой, за ним тянется белая струя.


Но вот кончаются патроны, пулемет штурмана умолкает, я иду со снижением. Истребитель противника нагнал нас и подошел слева вплотную. Было отчетливо видно лицо летчика. Он поднял руку и сначала показал один, потом два пальца. Я не поняла фашиста. Только потом мне объяснили, что это был вопрос: «Как тебя сбить: за одну атаку или за две?». Тут же я почувствовала удар по самолету. Теперь горели оба мотора. 

Снова атака. Галя Джунковская, не раздумывая, начала отстреливаться ракетами. К нашему удивлению, эффект получился неплохой. Противник был ошеломлен «новым средством борьбы» и уже не решался к нам подходить. Еще несколько выстрелов, и истребители противника отстали.


Под самолетом река Кубань. Это линия фронта. Надо перетянуть ее. А самолет словно факел, пламенем объяты оба мотора. Даю команду штурману и стрелку-радисту покинуть самолет. Ваня Соленов отвечает: «Тяни, командир, дотянем. А если погибать, то вместе!» Самолет быстро теряет высоту. Земля... Сели на фюзеляж. Но выйти со штурманом не можем, заклинило выходной люк. Выручает Ваня. Несмотря на ранение, он, собрав последние силы, выбивает люк. Едва мы успели отбежать на несколько шагов, как самолет взорвался и столб пламени и дыма взметнулся к небу.


Подобрали экипаж самолета наши зенитчики. И только по пути на аэродром до сознания девушки дошло, что ведь живы, вырвались буквально из смерти, что спасла не только свою жизнь, но и жизнь всего экипажа...

Вспомнились Маше Долиной родные края. Как бы хотелось ей вмиг там очутиться. Побегать по полям родной Шаровки, что в Полтавском районе, побывать у своих подруг по исилькульской школе Муси Прокопенко и Гали Бубновой...

Прошло уже много лет с того памятного июльского дня 1943 года. Неоднократно потом участвовала в боях летчица Долина, не раз смерть была рядом, но этот день второго рождения она не забывает. Путь Маши в авиацию по ее словам, был через труд, через большую физическую и моральную выдержку.

Война. 
«Я летчик и должна защищать свою Родину па боевом самолете»,— решила Мария Долина. Но куда бы она ни обращалась —к начальнику аэроклуба в военкомат, в комитет комсомола, ей все отказывали. Помог случай. На аэродроме расположился штаб авиационного подразделения. Не раздумывая, она обратилась к командиру полковнику Старостенко с просьбой зачислить ее летчиком в боевую часть.

«Нравится мне ваше стремление и настойчивость,— ответил полковник.—Но не забывайте, что будет очень трудно».

— Всем трудно, почему только мне,— резко ответила Маша.

«Ну, а если так,— обращаясь к начальнику штаба, продолжал полковник,— включите ее в состав группы по уничтожению аэродрома и перегонке самолетов на аэродром следующего базирования». «Спасибо»—все, что смогла сказать Маша и по-военному повернувшись, пошла. Не пошла, а побежала.

К утру аэродром опустел. Осталась группа по перегонке самолетов, в числе которых была и Маша. Задание было выполнено. В составе звена она благополучно перегнала порученный ей самолет на аэродром базирования части. В тот же день она получила назначение на должность летчика связи.

Началась фронтовая жизнь. В короткий срок она не только отлично овладела техникой пилотирования сложнейшей машиной, которая по выражению летчиков является совсем не дамским самолетом, но и всем сердцем полюбила его, ласково называя «моя ласточка».
Шли бои на Волге. Бомбардировочный полк имени Марины Расковой прибыл в состав Донского фронта и сходу включился в «дело».

Долина — командир звена, старший лейтенант, ждала боевого приказа...
Раннее январское утро. Лётному составу ставится задача: последовательными бомбовыми ударами одиночных самолетов уничтожить огневые точки, живую силу и укрепления противника в районе поселка Тракторного завода в Сталинграде.
Выруливая на старт, волновалась. Первый боевой вылет напомнил ей первый самостоятельный полет на самолете.


Взревели моторы, нагруженный бомбами самолет после разбега оторвался от земли. Взяли курс к цели. Небо ясное, чистое, только вдали над горизонтом стояла темная дымка, как бы шапкой прикрывая город. Это дым от пожарищ, от взрывов бомб и снарядов.
Жгучая ненависть к врагу наполняла сердце девушки. Главное — точно ударить по цели. Самолет облегченно подбросило вверх. Это первая серия бомб пошла па головы фашистов. Разворот—и снова заход на цель. Но цель уже не та, под ней поднялись клубы черного дыма. И снова самолет подбросило вверх — вторая серия бомб также ложится на цель.


Обратно к аэродрому шли спокойно. Волнение прошло.
На разборе итогов боевых вылетов она узнала, что результаты бомбометания были отличные. По данным фото и подтверждению наземных наблюдателей было уничтожено 5 огневых точек и вызвано три крупных очага пожара.
С этого дня и до последних дней войны продолжался трудный путь боевого летчика-бомбардировщика Марии Ивановны Долиной.

Донской, Северо-Кавказский, Западный, 3-й Белорусский, 1-й и 2-й Прибалтийский фронты. Она была в первых рядах боевых летчиков. Как наиболее опытный летчик и командир, назначается заместителем командира эскадрильи, ей присваивается звание капитана.

36 раз водила Долина в бой звено, 5 раз — эскадрилью, 22 раза была заместителем командира группы, 72 вылета произвела на этой грозной машине. Более 60 тонн бомбового груза сбросила на головы фашистских войск, 6 раз вела групповой воздушный бой с истребителями противника, 3 фашистских стервятника сбито экипажем ее самолета в воздушных боях.


В условиях сложной боевой действительности закалялся характер Долиной, воля, накапливался опыт. За годы войны на личном счету Марии Ивановны Долиной
(Мельниковой) более трехсот боевых вылетов. Уничтожено три склада с боеприпасами, 3 воинских эшелона с поисками и военным грузом, 5 дзотов, до 40 автомашин, 12 танков, 3 самолета, десятки огневых точек противника.


Окончилась война. Мария Ивановна стала ответственным партийным работником в Риге.
Получилось так, что ее связь с омичами прервалась. Начались поиски. Мало кто верил в Шаровке, что Маша Долина стала летчицей.

И вот в архив Министерства обороны пришли письма — из Омска и города Борисова.
Так нам стал известен адрес и один интересный эпизод из ее боевой жизни.
В 1944 году борисовская газета «За коммунизм» сообщила читателям, что 18 июля над городом пролетели самолеты и с одного из них сброшен вымпел с надписью:

«Передать горкому ВКП(б). Боевой привет гражданам Борисова от летчиков-борисовцев!
M. Долин...»


Вместе с вымпелом было сброшено и письмо.

«Гражданам города Борисова. Дорогие товарищи! Сегодня, 18 июля 1944 года, над вашим городом пролетает авиационная часть, которой за участие в освобождении города Борисова присвоено наименование «Борисовской». Мы летим дальше на запад бомбить врага на его территории. Призываем вас, дорогие товарищи, быстрее  восстанавливайте свой город!
М. Долин...»

Прошло пятнадцать лет. Отмечая годовщину освобождения Борисова, сотрудники редакции газеты вспомнили о вымпеле и попытались узнать, кто же были те летчики, которые в 1944 году послали борисовцам теплый привет? Какая авиационная часть была удостоена имени их города? И, наконец, кто такой М. Долин...?

В городском краеведческом музее выяснили, что подпись на вымпеле не М. Долин, а М. Долина. Автор информации в газете, видимо, не мог поверить, что «воздушное послание» было написано женщиной. Тогда редакция обратилась в архив Министерства обороны СССР с просьбой разыскать М. Долину в списках личного состава авиационных частей.
Через некоторое время редакция получила из архива следующий ответ:

«В наградных списках личного состава 125-го гвардейского бомбардировочного авиаполка имени Героя Советского Союза Марины Расковой значится:
Гвардии старший лейтенант Долина Мария Ивановна, заместитель командира авиационной эскадрильи, награждена орденом Красного Знамени 28 июля 1944 года».


А вот что об этом сообщила Мария Ивановна:

«Вымпел, сброшенный борисовцам,— это коллективное приветствие всего лётного состава второй эскадрильи 125-го гвардейского авиационного полка имени Марины Расковой. В это время эскадрильей командовала я, так как ее командир капитан Клавдия Яковлевна Фомичева была сбита в воздушном бою и находилась в госпитале. На другой день,— рассказывает Долина,— после того, как на дивизионном вечере был зачитан приказ о присвоении нашему полку наименования «Борисовский», мы написали жителям Борисова письмо с призывом работать так же самоотверженно, как наши летчицы сражались за освобождение этого города.
18 июля 1944 года наш полк совершал перелет с аэродрома Каменка (откуда мы летали на освобождение Борисова) на аэродром Ситце-Вельк. Пролетая над Борисовом, я снизилась до 400 метров. Штурман сбросил вымпел».


Прошли годы, но Мария Ивановна Долина-Мельникова по-прежнему в боевом строю. Она ведет большую общественную работу. Обширна переписка летчицы. Ей пишут из Омска, Полтавки, Исилькуля, из родной деревни Шаровки; пишут боевые друзья из Полыни и Чехословакии, Германской Демократической Республики, Франции и из разных городов страны.

«Дорогая Маша-герой! Поздравляю с Новым годом и желаю всего самого лучшего от имени летчиков-ветеранов французского полка «Нормандия—Неман». Много теплых слов было в этом новогоднем послании Игоря Эхенбаума—секретаря содружества ветеранов «Нормандия—Неман».


— Да,— говорит Авария Ивановна,— есть, что вспомнить. Боевые пути двух полков нашего и «Нормандия-Неман» прошли почти рядом. От равнин Подмосковья и до Восточной Пруссии. Наши отважные девушки и французские летчики вместе сражались за Ельню, Смоленск, Борисов, Пилау.

Вот что вспоминает генерал Леон Кюффе о первом знакомстве с советскими летчицами:

«...Это было зимой 1944 года. Метель гуляла по аэродрому. Было тоскливо от того, что нет никаких вылетов. И в такую погоду на аэродром, где находился наш полк, сел пикирующий бомбардировщик «Пе-2», так как соседний аэродром, где базировались бомбардировщики, совсем закрыла метель. Мы, французские летчики, с восторгом следили за смельчаком, отлично приземлившим свой самолет при такой плохой видимости, и поспешили к самолету, чтобы скорее познакомиться с летчиком. И как же мы были изумлены, узнав, что самолет пилотировали девушки! Нам, французским летчикам, впервые пришлось вести беседу на летные темы с представительницами прекрасного пола».



Французские летчики сказали тогда девушкам:

«Если бы мы могли собрать цветы всего мира и положить их к вашим ногам, то и этим мы не смогли бы выразить свое восхищение советскими летчицами».

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить