1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Действовал в Омске в первый год после освобождения от
Колчака еще один, довольно необычный театр—интернациональный.
Он был создан по инициативе чешского писателя, коммуниста
Ярослава Гашека, с оружием в руках защищавшего
Советскую власть в Сибири. Гашек хотел сохранить среди иностранцев,
оказавшихся в Омске, главным образом, военнопленных—
венгров, австрийцев, немцев, чехов,—собранность и дисциплину.
В государственном архиве Омской области хранится
записка Гашека от 8 декабря 1919 года, адресованная отделу
народного образования: «Ввиду необходимости учреждения интернационального
театра для 30 000 иностранцев в гор. Омске,
который бы своей чисто социалистической программой работал
на культурно-просветительное поприще среди иностранных масс,
секция политотдела 5-й армии просит оказать всяческое содействие
тов. Мадьяру Эрвину, организатору интернационального
театра». Будапештский театр поставил пьесу Я. Гашека «Доимой,
на родину!» («Хаза Менни»). В центре ее — образ бывшего
военнопленного майора Лайоша, возвратившегося из Советской
России в буржуазную Венгрию.
Каждый спектакль интернационального театра начинался
выступлением Я. Гашека. Превосходный оратор, он владел немецким,
венгерским, сербским, русским и чешским языками и
говорил со зрителями на их родном языке. И лекции Гашека,
т спектакли имели большое агитационно-пропагандистское значение.
Итак, театральная жизнь била ключом. Но при всем ее многообразии
на отношение к профессиональному искусству в
Омске очень сильно влияли идеи Пролеткульта. Здесь были свои
путаники-теоретики, например, Ипполит Войтов, преподаватель
литературы и социальных наук рабочего факультета Сибирской
Академии сельского хозяйства и промышленности и Омского
института народного образования. В своей книге «Пролетарское 
творчество», изданной в Омске в 1921 году, опираясь
на теории А. Богданова, он объяснял, как создается особая
«однородная» пролетарская культура с ее «отличительными
чертами: демократизмом, монизмом, коллективизмом». И эта
книга, и большое количество статей, напечатанных в двадцатые
годы в газете «Рабочий путь», пронизаны пафосом отрицания
предшествующей культуры — культуры классово-антагонистического
общества.
Она, эта культура, еще совсем недавно была недоступна
народным массам и уже поэтому ассоциировалась в их сознании
со всем тем, что принадлежало их классовым врагам. Однако
в то же время существовала и инстинктивная тяга к знаниям,
к искусству прошлого. Две эти стихии боролись между
собой, а Пролеткульт поддерживал и укреплял первую из них—
стихию разрушения, ненависти по отношению к искусству прошлого.
Причем, в Омске идеи Пролеткульта были стойки и живучи.
Письмо ЦК РКП «О Пролеткультах», в котором осуждались
попытки выдумывать «чистую» пролетарскую культуру,
отказавшись от усвоения и переработки культурных ценностей,
накопленных человечеством, вышло в 1920 году. А в 1924 году
«Рабочий путь» вновь напечатал серию статей, в которых
авторы выступали против профессионального театра, «слишком
пресного для нашего времени», и доказывали, что истинное искусство
может создать только передовой класс — рабочие.
В 1928 году по Уралу, Сибири и Дальнему Востоку гастролировал
Московский 1-й рабочий театр Пролеткульта. Коллективу
этому было семь лет, в Омск он приехал во главе с
будущим известным советским драматургом Александром Николаевичем
Афиногеновым. В рекламной программе, выпущенной
к гастролям, руководители театра писали: «Мы не можем не
остановиться здесь на обвинениях, иногда бросаемых нам
в том, что мы ничему не хотим учиться у старого театра. Весь
путь нашего театра — учеба, учеба, не замыкавшаяся только в
театр, учеба, не отбрасывавшая ничего ценного, нужного и полезного
нам из завоеваний старого театра. Но мы подходим
к старому театру строго критически, мы не имеем ни желания,
ни тем более необходимости повторять его, подражать ему.
Мы берем его элементы и стремимся искать новое формальное
выражение того содержания, которого от нас требует и которое
подсказывает нам социалистическое строительство» К
И все же приезд московских пролеткультовцев возбудил страсти
— заслуженный деятель искусств РСФСР Давид Моисеевич
Манский, работавший в то время режиссером-лаборантом Омского
драматического театра, в одном из писем к автору вспоминал,
как в 1929 году, когда омская труппа работала в Новосибирске,
на одном из диспутов пролеткультовцы беспощадно
громили спектакль «Сигнал» Прозоровского и Поливанова,
только что превосходно принятый зрителями, а Архиреев, их
глава, гроза всех сибирских профессиональных коллективов, заявил
в заключение: «Через два года не должно быть ни одного
профессионального театра на территории Сибири!» В 1929 году
подобные выступления могли доставить актерам и режиссерам
неприятные минуты, но практически на работе театра не отражались.
Иначе было в первые послеоктябрьские годы, когда
разрушительная стихия вместе со шлаком сметала и ценности,
нанося большой вред советскому искусству.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить