1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Предложил свои услуги и Евгений Михайлович Долин, по
отзывам прессы, хорошо зарекомендовавший себя в Архангельске.
На нем и остановила свой выбор дума.
Рассказывает газета «Степной край»: «Новый театр 24 сентября
негостеприимно, с дорогими ценами, открыл свои двери.
Заносим об этом в летопись общественной жизни, указывая
при этом на небывалый случай открытия театра не представителями
городского управления, а случайным гостем-антрепренером.
В 12 часов дня в помещении театра в присутствии г-на
акмолинского губернатора Л. Я. Романова, генералитета, представителей
печати, всего состава драматической труппы и представителей
местной интеллигенции, собравшихся по приглашению
антрепренера Е. М. Долина, было отслужено молебствие
с водосвятием. По окроплении присутствовавших в помещении
театра святой водой подано было шампанское и предложен
завтрак»
Нас не может обмануть чинность рассказа. Шел 1905 год.
Назревала Всероссийская Октябрьская политическая стачка.
Пробуждающиеся ото сна русские умы не могли, хотя бы
косвенно, не отозваться в своих речах на происходившие события.
Так и есть! Оказывается, Долин говорил о демократическом
значении театра, о том, что он должен воспитывать народ,
быть мудрым. И выбрана была для открытия не просто очередная
пьеса, а «Ревизор» Гоголя!
Свидетелем и участником скольких событий довелось быть
Омскому театру в тот памятный 1905 год!
19 октября, после того, как в городе узнали о царском манифесте,
по Любинскому проспекту двинулись колонны демонстрантов—
рабочие, преподаватели, гимназисты. Реяли красные
знамена. «Долой самодержавие!», «Да здравствует свобода!»
На Почтовой площади на демонстрантов набросились конные
казаки, нагайками и шашками водворяя порядок. Весть о
расправе дошла до железнодорожников. Они устремились в
город. По пути к ним присоединились рабочие заводов и фабрик-
к тому времени их насчитывалось более ста. Пять тысяч
человек участвовали в первой в Омске политической демонстрации.
Вечером 20 октября в драматическом театре состоялся 
многолюдный митинг. Один за другим выходили к порталу сцены
члены Омского комитета РСДРП. Обсуждался вопрос о кровавых
событиях на Почтовой площади. Постановили: провести
всеобщую забастовку. Рабочие и служащие почти всех предприятий
и учреждений города держались несколько дней, а
дольше всех, до 29 октября,— железнодорожники. Но и спустя
полгода омский полицмейстер еще отдавал приставу письменные
распоряжения: арестовывать в театре всех, кто разбрасывает
с верхних ярусов листовки комитета РСДРП.
Омский театр не раз слышал и революционные песни в годы
первой русской революции. Их пели не только на митингах,
но и в антрактах, и после спектаклей. Гвоздем сезона пятого—
шестого года стали «На дне» и «Мещане». Пьесы Горького
воспринимались как сама жизнь: сильная, геройская, призывающая
к действию. Актеры играли вдохновенно, с особенной
серьезностью и чуткостью. Ставил спектакли «На дне» и 
«Мещане» режиссер Николай Николаевич Белоконь, стремившийся
к «правде жизни», к «целеустремленности» действия. Идеи
борьбы и протеста звучали в его спектаклях открыто и мощно.
Наблюдался и встречный процесс: наиболее передовая часть
зрителей воздействовала на театр и его репертуар. «Театр должен
теперь больше, чем когда-либо, служить идее избавления
общества от полицейского, бюрократического принципа в жизни. 

Долин и его ближайший помощник Белоконь, видимо, изучали
спектакли Московского Художественного театра, о чем
говорят строчки старых рецензий: «Во всей обстановочной части
представлений Е. М. Долин задался мыслью следовать приемам,
рисункам, привычкам Московского Художественного театра...

Долин в большинстве случаев отменил фарсы и дивертисменты
«на разъезд», не жалел средств на оформление. Интересно,
что в труппе не терпели «звездную болезнь», премьерства
в ней не было, актеры собрались даровитые, ровные по силам.
В разные моменты трехлетней антрепризы Долина у него работали
молодые талантливые актеры Иван Артемьевич Слонов и
Михаил Михайлович Тарханов. Слонов сыграл в Омске Ваську
Пепла в горьковском «На дне» и Нила — в «Мещанах». Исполнение
обеих ролей имело ярко демократический характер и восторженно
принималось передовой частью зрителей, особенно молодежью.
Впоследствии И. А. Слонов работал во многих город
а х — Екатеринодаре, Новочеркасске, Одессе, Киеве, а в 1915
году окончательно связал свою судьбу с Саратовским театром.
Тарханов вскоре станет артистом знаменитого Художественного
театра. Когда в 1926 году он сыграет Градобоева в «Горячем
сердце» Островского, критики напишут, что его работа
отличается социальной и художественной правдой, яркостью и
силой сатирического обличения собственнического мира старой
России. Но самое замечательное для нас заключается в том,,
что Градобоева Тарханов сыграл уже в Омске. И нам важно,
что подступы к образу, вошедшему в историю русского, советского
искусства, сделаны в нашем театре.
А за стенами театра продолжалась борьба. 21 февраля 1907
года царь потребовал от степного генерал-губернатора навести
порядок в Омске. К порядку призвали и театр. Серьезная драматургия
оттесняется фарсами, ложно-патриотическими пьесами.
«Постановкой комедии «Презрение к женщине» дирекция городского
драматического театра побаловала и «господ буржуа»..
Необходимо признать, что очень многие зрители ругались».
Но как же всколыхнулся город, когда приехала Вера Федоровна
Комиссаржевская! С 27 по 31 мая 1909 года она показывала
в общественном собрании спектакли: «Нора» Ибсена,.
«Дикарка» Островского и Соловьева, «Огни Ивановой ночи»,
«Бой бабочек» и «Отчий дом» Зудермана. Демократический
зритель восторженно откликался на ее игру. Трепетная, хрупкая,
своим беспокойным искусством Комиссаржевская звала к:
торжеству свободы, обличала несправедливость общественного
уклада, лживость буржуазной морали.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить