ОТНОШЕНИЕ  С  ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ  СМИ

Лучше впасть в нищету, голодать или красть,
Чем в число блюдолизов презренных попасть.
Лучше кости глодать, чем прельститься сластями
За столом у мерзавцев ,имеющих власть.
Омар Хайям

Эх, Андрюша! Нам ли жить в печали!
В особую когорту привилегированных столичных журналистов входил незабвенный Андрюша Караулов. Он приезжал в Омск практически каждые выборы, поэтому за ним прочно закрепилось погоняло «мальчик по вызову».  Селили его на даче Полежаева, которая находится на территории бывших обкомовских дач. Когда-то, в начале девяностых, в этом живописном уголке природы, после изгнания из него партийной элиты намеревались построить
диспансер для больных детей. Но как-то скоро все забыли об этом. А появившейся на территории коттедж красноречиво говорил о том, что диспансер явно не вписался бы в ланшафт соснового бора. Это так…, к слову о Папиной даче.


В этом самом домике на фоне камина (Андрюша очень любит использовать этот задний план) записывались интервью с известными людьми Омска. Список приглашенных утверждался лично губернатором, поэтому люди, сидевшие напротив Караулова, были людьми проверенными и лишнего сболтнуть не смогли. Суть беседы сводилась приблизительно к следующему:
– А не кажется ли вам, что если бы такой человек, как Леонид Константинович, не руководил бы Омской областью, то всем омичам пришлось бы очень плохо?
– Ой, да конечно! Плохо не то слово, пришлось бы скверно. Отец родной. Благодетель. Что бы мы без него делали? 
Особенно усердствовали в таких диалогах директор омского Музыкального театра Борис Львович Ротберг и актриса Омского академического театра драмы (к сожалению, ныне покойная) Елена Ивановна Псарёва. Насколько хороша она была на сцене, настолько плохо играла свою роль у камина. Фальшивые нотки интонации в голосе выдавали факт того, что она не очень-то верит в то, о чём говорит. Но по содержанию, с точки зрения «заморских» PR-технологов, всё было правильно. 
Затем вся передача подвергалась очередной цензуре, убирались шероховатости и монтировался окончательны вариант. 
А мальчик по вызову возвращался в столицу и на полученный гонорар приобретал себе чего-нибудь «вкусненькое». В одной из передач, сразу после визита в наш регион, Андрей, как бы… между прочим… похвалился, что купил новенькую иномарку.


Особая каста
Журналисты были и остаются для Полежаева особой кастой. В процессе встреч он любит повторять дежурную фразу: «СМИ – это не та категория, которая должна быть закостеневшей, пресса должна идти в ногу со временем. Она должна быть распространена во всех нишах населения, и для этого одной газеты «Омская правда» мало, и одного журнала мало, мало и других журналов, и других газет мало, и всех районных газет мало, и информагентств…». Хорошо излагает, собака, – шепнул Остап на ухо Ипполиту Матвеевичу, – учитесь, Киса. (Ильф и Петров. «12 стульев. Глава ХХХVI).
Профессор-экономист Владимир Исправников в одной из своих аналитических записок, направленных в федеральные структуры, писал: «Чтобы никто из посторонних не увидел бревна в глазу губернатора, он взялся за местные СМИ. Губернатор подмял под себя все телекомпании, создал систему контроля над радиостанциями и газетами. В Омске можно увидеть, что означает полное отсутствие свободы слова в СМИ. Сайт «Омские новости» пишет, что «это не только замалчивание каких-то неприятных для власти фактов, это безудержный поток лести и подобострастия, по-азиатски гипертрофированного».


И это действительно – факт. Журналисту, выискивающему «бревно в глазу» губернатора (или даже соринку), может совершенно случайно упасть на голову кирпич, пишет сайт «Омское время». Или возле подъезда собственного дома ему, в качестве профилактики, сломают пару ребер, как это было недавно с журналистом Виктором Корбом. Не исключено, что именно поэтому омские журналисты предпочитают «освещать» деятельность губернатора в самом выигрышном для хозяина свете.
Хотя… далеко не все из них вылизывали со всех сторон «светлый образ» Курбаши. Во-первых, собственные корреспонденты печатных и электронных СМИ федерального уровня не зависели от первого лица Омской области. Финансирование их корреспондентских пунктов осуществлялось непосредственно из Москвы. Именно в таком положении находился и ваш покорный слуга, который в девяностые годы являлся собственным корреспондентом Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании.


Во-вторых, даже на областном уровне ряд периодических изданий, в том числе газеты «Ореол», «Новое обозрение», «Зеркало» проводили либо полностью самостоятельную политику либо финансировались из городского бюджета. А мэрия, с девяностых годов, начиная с Юрия Яковлевича Шойхета, затем Валерия Павловича Рощупкина, пыталась проводить самостоятельную политику. Даже, казалось бы, лояльный Полежаеву Евгений Иванович Белов тоже не смог долго усидеть в кресле омского градоначальника. Что касается Шрейдера, то при нём Омская мэрия превратилась в административно-хозяйственный отдел администрации Омской области. Виктор Филиппович уже не решает самостоятельно ни одного вопроса по существу.


Но, даже несмотря на преданность хозяину и полную лояльность, на Шрейдера в последнее время обрушились подконтрольные губернатору средства массовой информации (конкурент, однако). Сейчас его не пинает только ленивый. 
А мне – таких не жаль. В своё время Виктор Филиппович сдал Полежаеву «со всеми потрохами» своего патрона, мэра Омска Валерия Павловича Рощупкина. За это губернатор сделал его своим замом, а потом, свои (именно своим) мэром. Так что… бумерангу свойственно возвращаться.

 

Не тот вопрос
Заявленная тема одной из прошедших пресс-конференции омского губернатора скандала не предвещала. Полежаев рассказывал журналистам об итогах социально-экономического развития региона, поделился перспективами. Размеренный ход пресс-конференции нарушил вопрос о том, почему областные власти не организовали обещанный референдум о необходимости строительства в центре Омска Успенского кафедрального собора.          
Корреспондент программы «Пульс» местной телекомпании «Корпорация «ТелеОмск-АКМЭ» Александр Твердовский сообщил, что, по данным проведенного телекомпанией опроса, из ста горожан лишь двое высказались за строительство собора. Такая оценка общественного мнения для Леонида Полежаева оказалась полной неожиданностью.


Как стало известно корреспонденту газеты «КомерсантЪ» Анне Гадалиной, итогом публичной полемики в процессе пресс-конференции губернатора с представителями средств массовой информации стал факт увольнения журналиста Александра Твердовского сразу же после его возвращения в редакцию телекомпании. 
– «Меня вызвали в кабинет директора, разговор длился десять секунд. Мне сказали, что такой работник телекомпании не нужен, чтобы я написал заявление об увольнении по собственному желанию», – рассказал Александр Твердовский.    
Шеф-редактор новостей «Пульс» Ольга Прудникова с решением руководства телекомпании согласна. 
– «Мастерство журналиста в том, чтобы задавать грамотный вопрос. Это был не вопрос, а частное мнение. Журналист на пресс-конференции представляет интересы компании, в данном случае эти интересы остались за кадром», – заявила госпожа Прудникова корреспонденту газеты «КомерсантЪ».
Потрясающие выводы. А что, вопрос журналиста не может быть частным мнением? Я бы слова Ольги Прудниковой перефразировал иначе: «Мастерство журналиста в том, чтобы задавать Его Высокопревосходительству только те вопросы, которые желает услышать Их Высокопревосходительство».



«Уж я бы их душил, душил… Душил, душил…»
Так, кажется, выражался Полиграф Полиграфович Шариков – герой романа Михаила Булгакова «Собачье сердце».
Продолжая тему СМИ, нужно вспомнить, что были в регионе две телевизионные компании «Антенна -7» и «СТВ-3», которые в девяностые годы могли позволить себе жёсткую критику Леонида Константиновича. Особенно преуспела в этом корреспондент «СТВ-3» Лариса Шкаева. В программе «Отражение» она не боялась называть вещи своими именами. И это была в то время единственная телекомпания, где омичи могли получать объективную информацию. 
Борьба за контрольный пакет этих электронных средств массовой информации велась на протяжении нескольких лет. В конечном итоге акции компании «Антенна-7» перешли под эгиду областной администрации. С телекомпанией «СТВ-3» всё было прозаичнее. Москва не продлила с телекомпанией лицензию со всеми вытекающими из этого обстоятельствами.


Разумеется, что здесь не обошлось без вмешательства областной администрации, представители которой сделали всё возможное, чтобы на федеральном уровне было принято решение о расторжении договора и лишении лицензии. Цена вопроса (по непроверенным данным) составила двести тысяч долларов США. Руководитель канала «СТВ-3», Александр Викторович Кулинич, был принят на службу в областную администрацию, где курировал электронные СМИ Омска и области. Второй (негласной) обязанностью этого человека была раздача вопросов на небольших бумажках корреспондентам областных СМИ перед пресс-конференцией губернатора. Одна из таких шпаргалок с вопросом, который надо было задать губернатору, хранится у меня в качестве сувенира и по сей день.


Времена меняются, но неизменными остаются традиции. Вопросы для журналистов, пришедших на пресс-конференцию к Его Высокопревосходительству, и по сей день пишутся заранее сотрудниками областного пресс-центра и раздаются перед началом работы корреспондентам, которых пригласили в областную администрацию поинтересоваться «славными» деяниями губернатора.  
Список гостей утверждался на самом высоком уровне. Журналистов оппозиционных изданий на пресс-конференции губернатора не подпускают на пушечный выстрел.


Процесс полного контроля над областными средствами массовой информации, как печатными, так и электронными, завершился к началу двухтысячных. Исчезла с небосклона газета «Зеркало», создавал и руководил которой мой коллега Сергей Комаровских. Газета «Новое обозрение» сохранила лишь видимость самостоятельности.

Добавить комментарий