СИБНЕФТЬ

«А», «Б», «П» сидели на трубе. 
«А» упала, «Б» пропала..
Кто остался на трубе?

История создания
История появления компании «Сибнефть» полна загадок. В 1995 году, накануне создания компании, планировалось включить Омский нефтеперерабатывающий завод и Нефтеюганское нефтегазовое предприятие в состав государственной компании «Роснефть». Однако этого не произошло. Именно из-за чего эта государственная компания оказалась менее мощной, чем планировалось изначально и, естественно, властвующая элита на федеральном уровне не смогла оказывать в дальнейшем какое-либо реальное влияние на рынке переработки и реализации нефтепродуктов.
Существовал и другой возможный вариант развития событий – предприятия будущей компании «Сибнефть» планировали включить в состав финансово-промышленной группы, созданием которой занимался знаменитый в свое время «серый кардинал» российской промышленности Олег Сосковец. В эту группу предприятий должны были войти металлургические заводы объединения «Сибирский алюминий» и несколько крупных банков. Сторонником именно такого варианта был директор Омского НПЗ Иван Лицкевич. Несговорчивость, а в этой связи и неожиданная смерть которого (я писал об этом выше), остудила горячие головы авторов этого проекта.


Депутаты законодательного органа Омской области, заподозрив неладное, создали комиссию по проверке законности приобретения акций Омского нефтеперерабатывающего завода, а буквально через несколько дней, 29 февраля 1996 года, в подъезде своего дома был убит председатель этой комиссии, весьма известный человек в Омске, Олег Чертов. Чертов был заместителем генерального директора АО «Омскшина», отличался независимостью взглядов и не раз резко выступал против разрушительной экономической политики, проводимой областной администрацией. Без сомнения, это убийство было заказным. Киллер сделал шесть выстрелов в Чертова, в том числе и два контрольных в голову.


Странным, на первый взгляд, является то, что служебная автомашина, обычно поджидавшая погибшего у подъезда, в то утро почему-то находилась довольно далеко от дома. Любопытно и то, что буквально за день до своей гибели Чертов получил ряд неофициальных документов о деятельности Омского НПЗ, которые, видимо, могли пролить свет на аферу с созданием компании «Сибнефть». Как и многие последовавшие затем в Омске заказные убийства; это также не раскрыто до настоящего времени.
Позже, после создания компании «Сибнефть», младший сын губернатора Алексей стал одним из руководителей ее дочерней фирмы «Runicom». Это около пятнадцати процентов голосующих акций Омского НПЗ и чуть более шестнадцати процентов акций компании «Омскнефтепродукт». Чуть позже все эти акции превратились в десять процентов акций компании «Сибнефть». Не хило… Не правда ли?


Итак, младший сын омского губернатора Алексей Полежаев в девяностые, по материалам различных средств массовой информации, работал в московском представительстве швейцарской нефтетрейдерской фирмы Runicom S.A. Эта компания, как известно, считалась управляющей активами Романа Абрамовича – в том числе компании «Сибнефть». Позднее Алексей Полежаев обнаруживается уже в Millhouse Capital UK Ltd., управляющей активами бывших акционеров «Сибнефти». Ее офис находился на шестом этаже офиса любимого клуба Романа Абрамовича «Челси». Сама же компания Millhouse Capital UK Ltd. является «дочкой» кипрского оффшора, и ее отчеты, конечно, не прозрачны. Однако в списке крупных менеджеров, зарегистрированных в клубе читателей газеты «Ведомости», некий Алексей Полежаев из Millhouse Capital нам встречался. А в майском номере журнала GQ за 2009 год известный светский обозреватель пишет о том, что Алексей Полежаев – завсегдатай на яхте Романа Аркадьевича «Pelorus».


Таким образом, младший сын и стал тем самым кошельком-хранителем, которому папа регулярно отправляет «честно» отломанные куски от государственного каравая.


Итак, нити от этих и других трагедий областного масштаба тянутся к АО «Сибнефть». Вскоре в совет директоров данной компании был включен Леонид Полежаев, несмотря на то, что это противоречило федеральному закону «О государственной службе», запрещающему государственным служащим заниматься коммерческой деятельностью. Но… как бы… по-другому и не могло быть – ведь на начальном этапе, конечно, нужен был личный догляд Леонида Константиновича за деятельностью своего детища. 
Новоявленные партнеры губернатора понимали, что для закрепления успеха надо было растворить акции Омского НПЗ в акциях компании «Сибнефть». Делалось это для того, чтобы снизить влияние представителей нефтезавода на решения собрания акционеров новой структуры и не допустить пересмотра решения о создании акционерного общества.


Буквально через год после создания компании, в декабре 1996 года, в Москве прошел залоговый аукцион, на котором «своим людям» был продан контрольный пакет акций «Сибнефти». Организаторы сделали все, чтобы в этом аукционе не участвовали «чужаки». В результате областной бюджет не досчитался тогда около пятисот миллиардов неденоминированных рублей. Деньги эти осели на счетах столичных банках.


Именно с этого момента большое влияние на компанию «Сибнефть» получил Роман Абрамович. В это же время проявили свою озабоченность этой кандидатурой некоторые депутаты Законодательного собрания Омской области, которые заметили, что объем переработки нефти по сравнению с предыдущим 1995 годом вырос, а отчисления в местный бюджет от Омского НПЗ снизились (парадокс) в два с половиной раза. А ведь в то время доля Омского НПЗ в городском бюджете составляла около 60 процентов. 
Выводы депутатов, на первый взгляд, были довольно странными: они утверждали, что основными причинами снижения налоговых платежей со стороны Омского НПЗ является то, что компания «Сибнефть» с момента своего создания постоянно уменьшает цену на сырую нефть. Во-вторых, одновременно снизилась стоимость экспортируемых нефтепродуктов при серьезном и непрерывном росте объемов экспорта.


Основной вывод комиссии заключался в том, что «некая могущественная нефтяная группа» (читай Березовский – Абрамович – Полежаев) перевела все финансовые потоки, минуя Омский НПЗ, через только что созданную компанию «Сибнефть», а значит, и минуя местный бюджет. Снизив таким странным образом цену на сырье, эта компания якобы только за один год потеряла триста миллиардов неденоминированных рублей. 
Ничего не потеряли только хозяева компании «Сибнефть». По информации, полученной из сети Internet, эти деньги появились в подконтрольных им московских банках и на зарубежных счетах.

В тумане скрылась милая Одесса
Уж кто точно потерял, так это местный бюджет, который с того времени не досчитывался огромных сумм налоговых поступлений. Теперь ясно, по чьей вине омичи потеряли тогда не менее половины своего областного бюджета. А после того, как компания «Сибнефть» зарегистрировалась в поселок Любино, и того больше! Делалось это в то время для того, чтобы перекрыть финансовый кислород мэру Омска Валерию Павловичу Рощупкину, который открыто выступал против губительной экономической политики губернатора. Если юридический адрес компании «Сибнефть» не в Омске, а в районном центре Любино, то город не может претендовать на отчисления в городской бюджет налоговых поступлений от компании «Сибнефть».  
Омск терял огромные суммы. И это в то время, когда бюджетники не получали заработную плату по несколько месяцев. Чтобы хоть как-то наполнять бюджет, дочерняя компания «Сибнефти», «Омскнефтепродукт» стала увеличивать розничные цены на бензин, дизельное топливо и мазут, которые отпускались для предприятий и жителей Омской области. Сегодня эти цены до сих пор одни из самых высоких в России.



Плетью обуха не перешибёшь
Многие пытались противостоять этому процессу, но… плетью обуха не перешибёшь. Депутат Леонид Горынин незаконно был лишен должности ректора СибАДИ, его на пушечный выстрел не допускали в списки кандидатов в Законодательное собрание Омской области, он подвергался гонениям, в том числе обвинению в попытке совершения государственного переворота в Омской области (какой бред). Ко всему прочему, не избежал он и покушения на свою жизнь. Хотя… думаю… если бы захотели убить, то убили бы. А так, припугнули нерадивого депутата, да и хватит с него. 
Другой искатель правды и защитник омичей, мэр Омска Валерий Рощупкин, в конце концов был вынужден уйти в отставку, чтобы избежать угрозы размораживания жилья зимой 2000–2001 гг. Именно тогда Полежаев решил наказать омичей за их поддержку и более чем убедительную победу Рощупкина на выборах в 1999 году. Губернатор по телеканалу прямо заявил о том, что «Омичи совершили ошибку, избрав Рощупкина, и об этом еще пожалеют!». И пожалели – их чуть не заморозили, стали взрывать дома по причине преднамеренного ограничения поставки бытового газа и, наконец, их превратили в униженную и бесправную толпу, можно подобрать и другой синоним: в «быдло».


Другим человеком, наивно поверившим, что сможет вернуть в местный бюджет налоги «Сибнефти», был начальник налоговой инспекции Омска Владимир Федоренко. Незамедлительно прокуратурой Омской области было сфабриковано уголовное дело. Федоренко безвинно оказался брошенным в тюрьму в камеру с уголовниками и просидел там полтора года. Позже решением Верховного суда России Федоренко был полностью оправдан, но за это время полежаевские опричники уничтожили налоговую инспекцию города, а Папа дал очередной урок всем, не покорившимся ему.


Был еще один непокорный – заместитель губернатора Александр Коротков. Коротков стал интересоваться, куда деваются бюджетные деньги. Он начал блокировать многие финансовые операции. Дошло до того, что он решил вмешиваться в финансовые дела компании «Сибнефть» и другие закрытые для посторонних глаз операции. Самым непонятным для Полежаева (и даже обидным) было узнать, ради чего Коротков все это делал. Оказывается, ради пополнения областной казны и поднятия жизненного уровня омичей. Конечно, такого чудака нельзя было далее оставлять возле собственной персоны. Система отреагировала обычным путем: Коротков был уволен, затем из ничего сфабриковали уголовное дело, для острастки пару недель продержали в камере с зеками, а затем довели до предынфарктного состояния. Когда Коротков находился в реанимации, его заочно осудили на три года. Правда… тут же амнистировали как законопослушного и образцового гражданина. Воистину, особый азиатский садизм омского Курбаши проявлялся в таких ситуациях в полной мере.

 

Остап Ибрагимович, ну когда же мы будем делить наши денежки?
Но всё это только надводная часть айсберга полежаевской системы координат. Редакция «Вест» в свое время сообщала о том, что у нее имеются документы, свидетельствующие о том, что «живые» деньги с Омского НПЗ регулярно уходили на сторону, причем этот процесс всегда заметно оживляется в преддверии губернаторских выборов. В конце декабря 1995 года Омский НПЗ получил от дочерних предприятий («Runikom», «Асса», «Арч») 35 миллионов долларов. Вполне вероятно, что это была выручка от продажи нефти на экспорт. Сразу же, 27 декабря того же года, завод положил почти все эти деньги на депозитный счет Столичного банка сбережений. Договор с банком заключался на год, причем было сказано, что вкладчик не может отозвать свой вклад до истечения этого срока. Однако деньги с этого счета были сняты уже на следующий день. Куда пошли эти финансовые потоки в процессе предвыборных губернаторских баталий, можно только догадываться. След их затерялся, но кто-то ведь об этом знает. Знают, как минимум, тогдашний директор нефтезавода Константин Потапов и его родственник Леонид Полежаев.


В 1997–1998 гг. Омский НПЗ вложил большие деньги в различные инвестиционные компании – «Капитал», «Вклад», «Столичные инвестиции». В частности, при создании в 1997 году ООО «Вклад» Омский НПЗ оплатил львиную долю уставного капитала и внес «живыми» неденоминированными деньгами почти 142 миллиарда рублей. В «Столичные инвестиции» завод вложил 30 миллиардов неденоминированных рублей, столько же досталось «Капиталу». Какую выгоду получил завод от участия в этих компаниях – загадка, скорее всего, не получил ничего. Зато доподлинно известно, что некоторое время спустя Омский НПЗ решил «избавиться» от своих долей в этих организациях. Долю завода во «Вкладе» поделили между собой пять организаций – сама компания «Сибнефть» и еще четыре фирмы – «Сервет», «Форнефть» и «Бранко», которые обязались вернуть заводу 33 миллиона уже деноминированных рублей. Еще одна фирма – «ОйлИмпекс» – подписала договор переуступки прав на оставшиеся десять миллионов.


Все эти фирмы состояли в партнерских отношениях с компанией «Сибнефть». Самое же интересное то, что ни одна из них так и не заплатила причитающихся Омскому нефтеперерабатывающему заводу денег. Вместо этого появились несколько договоров о переуступке прав требования долгов, согласно которым взыскать деньги с должников бралась сама компания «Сибнефть», и она же должна была выплатить заводу деньги за проданные доли. По такой же схеме компания «Сибнефть» обязалась выудить деньги Омского НПЗ из фирм «Капитал» и «Столичные инвестиции». Но нетрудно догадаться, что «Сибнефть» так ничего и не заплатила заводу по этим долгам. По всем упомянутым договорам задолженность «Сибнефти» перед Омским НПЗ составила почти 202 миллиона деноминированных рублей. «Сибнефть» произвела зачет с заводом, засчитав эти деньги в счет погашения задолженности перед федеральным бюджетом. Эта зачетная схема вызывает большие сомнения у специалистов. Итог же плачевен – «живые» деньги, внесенные когда-то в инвестиционные фирмы сомнительного назначения, прошли много разных «превращений», и Омский нефтеперерабатывающий завод их больше не видел и не увидит никогда. Я пишу только о том, что знаю и что поведали мне бывшие работники нефтезавода и мои коллеги по корпоративному цеху.

 

Экономическая деградация региона
Когда из властных структур федерального центра начался наезд на господина Абрамовича, то он, памятуя о судьбе Березовского, Гусинского и Ходорковского, сдал свои активы. Он перестал быть губернатором (начальником) Чукотки, а вот акции компании «Сибнефть» приобрели акционеры РАО «Газпром». Сей факт был окончательным финансовым крахом для бюджета Омской области. И здесь прямая вина Леонида Полежаева. Он сделал всё возможное, чтобы это стало реальностью.
После ухода Сибнефти из Омска ни одна из серьезных задач не была выполнена, что наглядно продемонстрировало беспомощность губернатора, его неспособность руководить развитием региона. С исчезновением из региона такого финансового «хребта» в Омской области начался процесс деградации экономической системы.
Что же мы имеем сейчас? Регион оказался в десятке крупнейших должников перед федеральным центром, его задолженность составляет почти восемь миллиардов рублей и этот долг увеличился за 2008 год на два с половиной миллиарда. Даже зная о такой отрицательной динамике задолженности, бюджет 2009 года был запланирован с дефицитом в пять миллиардов рублей. Это официальные данные из сети Internet, которые никто не оспаривает. Данных по 2010 году у меня нет, но думаю, что положение вещей осталось (если не усугубилось) на прежнем уровне.

 

Поздно, Лёня, пить «Боржом», коли печень под ножом
Попытки вернуть положение вещей на круги своя со стороны омского губернатора не увенчались успехом. Полежаев дал пресс-конференцию в «Интерфаксе», на которой фактически дошел до прямых обвинений в адрес представителей федерального центра в том, что они наносит сознательный ущерб Омскому региону. Процесс этот имеет вполне конкретное название: «Писать против ветра». 
Журналисты «Независимой газеты» рассказывали, что на прошедшей  пресс-конференции глава Омского региона был подавлен и временами агрессивен: выяснилось, что это связано даже не столько с самой перерегистрацией, сколько с тем, что говорить о ней в столичных коридорах власти в том тоне, на который настроился губернатор, оказалось невозможно. 
В Кремле Полежаеву ясно дали понять, что вопрос о перерегистрации решен и предпринимать какие-либо активные шаги не стоит. А губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко в то же самое время (это явно не случайное совпадение) заявила о том, что решать вопрос о юридическом адресе компании будут сами акционеры.


Таким образом, Омская область окончательно и уже безвозвратно потеряет солидную часть бюджета, ведь пятьдесят процентов поступлений в него ранее обеспечивала именно компания «Сибнефть».  
И даже после того, как в процессе пресс-конференции Полежаев заявил, что перерегистрация компании «не отвечает ни интересам Газпрома, ни государственным интересам», его слова не поимели должного эффекта. 
Более того, в Газпроме решили поставить на место зарвавшегося губернатора. В распространенном по поводу перерегистрации специальном заявлении национальной газовой монополии отмечается, что… «Холдинг рассматривает «Сибнефть» в качестве компании, чья налогооблагаемая база должна оказывать эффективную поддержку не только Омской области, но и всем регионам ее присутствия. Распределение налогов должно проходить пропорционально «весу» активов в структуре компании «Сибнефть». 
Вывод. Весь процесс посыпания головы пеплом не что иное, как  специально организованная Полежаевым буря в стакане воды. Она нужна губернатору для того, чтобы показать себя непримиримым защитником области от произвола центра на случай отставки. 
Все делается для того, чтобы уйти с ореолом борца за интересы области. И увести внимание общественности от многих любопытных фактов.

 

Шизофреники  вяжут веники, а параноики рисуют нолики
После московских дебатов у Леонида Константиновича, похоже, начались проблемы с душевным здоровьем. Однажды он приказал морозной январской ночью тайно вырубить в сквере вокруг областной администрации уникальные голубые ели, которые росли там десятки лет. Вырубить только на том основании, что в ветвях могут прятаться террористы для обстрела окон губернаторского кабинета. Полежаев уже немолод, но прогрессировать его паранойяльные фантазии стали именно после полного провала переговоров в Москве: в Газпроме и Кремле по поводу сохранения «омской прописки» компании «Сибнефть». 
Но не для того Газпром приобретал компанию, чтобы перевести затеем активы в Омск и зарегистрировать юридический адрес в Западно-Сибирском регионе.

Комментарии  

# Смолин Андрей 27.07.2014 18:59
Уважаемые коллеги, добрый день !

Систему Сибнефть невозможно понять только из Омска. Эта организация являлась важным элементом и участником национальной и мировой политики. Поэтому решения по многим вопросам принимались на кремлевском и международном уровнях. Огромные долги, которые накопились у СССР и обязательства по исполнению которых приняла не себя Россия, привели к сверхцентрализации процессов принятия решений во всех экспортных отраслях и поэтому Сибнефть оказалась в совершенно особом правовом поле. Без учета этих факторов понять Сибнефть невозможно. Эта политика продолжалась до финансовых реформ 1997-1998 гг.

Желаю Вам и всему Омску успеха !!!

С уважением, Смолин Андрей
Ответить
# Томм Татьяна 12.08.2017 09:19
Проще всего, уважаемый господин Смолин, все махинации , преступления власть имущих свалить на долги Советского Союза!
Печально, что депутаты России стоят на защите подлецов и преступников. Татьяна Томм
Ответить

Добавить комментарий