Глава 4
ЦЕЛЬ  ОПРАВДЫВАЕТ  СРЕДСТВА

«Проведите, проведите меня к нему, я хочу видеть этого человека!»
С. Есенин.  «Емельян Пугачёв»

Гоп-стоп! Мы подошли из-за угла…
Если о программах можно говорить как о каких-то промахах и недочётах, то у этого человека были поступки, которые, несомненно, можно классифицировать как… 
Омский нефтеперерабатывающий. Скажите мне, как случилось, что акции Омского нефтеперерабатывающего завода оказались в руках Бориса Березовского, а затем, Романа Абрамовича? Назовите мне имя человека, который способствовал этому процессу. Ответьте на вопрос: «Кто убил директора предприятия Ивана Дмитриевича Лицкевича?». Не верю я (да и никто не верит) в официальную версию, что он, якобы, по дороге на дачу (Черлакский тракт) в августе месяце полез купаться в воды Иртыша и… утонул…  А его водитель, единственный свидетель, через пару дней умер… якобы от инфаркта.
Правоохранительные органы вместо поиска убийц занимались прессингом других акционеров Омского нефтеперерабатывающего завода. Самым непосредственным образом коснулось это и Валерия Каплуната (члена совета директоров Омского НПЗ) – на его акции был наложен арест, а сам он оказался в следственном изоляторе. Отсидев больше года, был освобожден по решению суда. Компания «Сибнефть» к тому времени уже работала на полную мощность.
Как пишет «Новая газета», областная администрация активно лоббировала в середине девяностых годов идею создания на базе Омского нефтеперерабатывающего завода коммерческой вертикально интегрированной структуры. По словам областных руководителей, это необходимо было для того, чтобы область смогла получить свою долю при разделе российского нефтяного пирога. Подобной авантюре и противостоял директор завода, депутат Законодательного собрания Омской области Иван Лицкевич, считавший планы Полежаева и его окружения весьма сомнительными. 
Диалог между сторонами зашел в тупик. И вот неожиданная развязка – трагическая гибель Ивана Дмитриевича в августе 1995 года. И сразу же после его смерти создается АО «Сибирская нефтяная компания», в состав которой входит ОНПЗ. 
Депутаты законодательного органа Омской области заподозрили неладное и создали комиссию по проверке законности приобретения акций Омского нефтеперерабатывающего завода компанией «Сибнефть». А 29 февраля 1996 года в подъезде своего дома был убит председатель комиссии Олег Чертов. Чертов был заместителем генерального директора АО «Омскшина», отличался независимостью взглядов и не раз резко выступал против разрушительной экономической политики, проводимой областной администрацией. Без сомнения, это убийство было заказным. Киллер сделал шесть выстрелов в Чертова, в том числе два контрольных в голову. 
Мне довелось побывать на месте преступления и сделать сюжет на эту тему для программы «Вести». Этот материал и сейчас хранится в моём личном архиве. Уже тогда было очевидно, что кто-то очень не хотел, чтобы каким-то образом были раскрыты тайны Мадридского (Омского) двора. Больше этот вопрос в Законодательном собрании никто из депутатов не поднимал. Инициатива, как известно, наказуема. Затронь эту тему ещё раз и, глядишь, тебя назначат руководителем комиссии, со всеми вытекающими обстоятельствами. 
Как выяснилось впоследствии, именно в то время замаячили на финансовом горизонте в полной мере имена Березовского, затем и Абрамовича. 
Так что… каждому – своё в этой жизни: кому вершки, а кому и корешки. Жителям Омска – вредные выбросы в атмосферу города, для других – дивиденды, уплывающие на содержание футбольной команды «Челси». Огромным гигантом нефтехимии стали распоряжаться совершенно не имеющие к этому отношение дяди. Возникает два вопроса: «Кто этому всему способствовал?» и «А получил ли кто-нибудь за эту сделку определённый откат?».
Лузинский свинокомплекс. Скажите мне, как получилось, что акции Лузинского свинокомплекса, ОАО «Омский Бекон» также перекочевали в копилку компании «Сибнефть»? Правда… здесь обошлось без кровопускания. Директору Александру Подгурскому предложили теплое место в Государственной думе и квартиру в Москве. Не отказался… Жизнь, как бы… дороже. Пример расправы с непокорным Иваном Лицкевичем достаточно красноречиво продемонстрировал «кто в доме хозяин». 
АО «РОСАР». С Иваном Никитовичем Багнюком судьба свела меня задолго до того, как наши пути пересеклись в законодательных органах власти. Оба мы являлись депутатами областного Совета Омской области 21-го созыва. Это был человек новой экономической формации. Он никогда не почивал на достигнутом, а стремился учиться тому, чего ещё не знал. Одним из первых он провел на предприятии деловую игру, в которой приняли участие практически весь инженерно-технический персонал и коллектив управленцев пивоваренного завода. Для проведения такой игры приглашались специалисты в области экономики. Задача стояла вполне реальная – освоить навыки работы в новых экономических условиях в связи с переходом на рыночные рельсы. Меня пригласили в качестве корреспондента для последующей съёмки и подготовки соответствующего фильма на эту тему.
Одним из первых в регионе коллектив акционерного общества «РОСАР» вышел в лидеры на рынке услуг и заработал по полной программе, производя лучшие сорта пива в России. Сей лакомый кусочек, как бельмо в глазу, кому-то не давал покоя. У кого-то закипало содержимое прямой кишки от зависти и алчности: «Почему это не моё!».
Иван Никитич убит в собственном автомобиле у ворот предприятия. Убит после разговора в администрации Омской области с вице-губернатором Валентином Третьяковым.  
Лицкевич, Чертков, Багнюк… Были и другие имена.
Александр Малыхин. Мой коллега по депутатскому корпусу 21-го созыва. Именно он принял из рук Полежаева предложение возглавить экономический комитет Омской области. Именно он разрабатывал стратегию самостоятельности Сибирского региона и, в первую очередь, Омской области. Мавр сделал своё дело, мавр может быть свободен… Внезапная трагическая смерть при столкновении с грузовым автомобилем на Любинском тракте. А где были автомобили сопровождения для второго лица Омской области? Почему гаишники не справились со своими прямыми обязанностями? 
Если же кто-либо из знающих людей начинает проявлять строптивость и самостоятельность, их обязательно наказывают. Самое легкое – это увольнение, но наказание может заканчиваться и тюрьмой, и даже… Сегодня нет оснований заявлять о том, что неожиданная смерть ряда авторитетных людей является именно таким наказанием, но ее странность и нераскрытость до настоящего времени наводит на определенные мысли. К такой странной смерти относится самоубийство Бычкова, управляющего банком «СибЭС», убийство Иванова, заместителя директора завода имени Баранова, убийство Кожевникова, председателя областного Союза предпринимателей. А ведь Вадима Кожевникова убили точно так же, как и моего приятеля Олега Черткова. 
Мне ничего не известно о причинах смерти омского бизнесмена Колмогорцева, который случайно напоролся на ножичек в аэропорту Домодедово. Известно лишь то, что и Кожевников, и Колмогорцев имели в какой-то мере отношение к реализации нефти. После появления компании «Сибнефть» эти люди явно путались под ногами. Когда я сделал сюжет для программы «Вести» о смерти Кожевникова, мне сказали, что на летучке Полежаев выразил своё недовольство словами: «Мутовкин только из жареных фактов делает свои материалы, Омск в Чикаго превращает».
И, наконец, смерть управляющего делами администрации Омской области Ивана Евграфовича Харламова. Этот человек был застрелен (якобы застрелен) из пистолета охранника резиденции Омской области в Москве. Харламов в тот момент был в столице, в командировке. В официальной версии говорилось о том, что и охранник, и Харламов были нетрадиционной ориентации и на сексуальной почве между ними и произошел конфликт. Охранник убивает из своего табельного оружия Ивана Ефграфовича, а потом пускает себе пулю в лоб. 
Что касается неофициальной версии, то… – он слишком много знал. 
Харламова не просто убили. Имя этого человека незаслуженно вымазали дёгтем, инкриминируя ему то, в чём он замешан не был.
Харламов в силу обстоятельств и по статусу занимаемой должности знал обратную сторону медали всех дел. Работа у него была такая – управляющий делами.       
Я познакомился с этим человеком в 1988 году, когда проходили выборы в областной Совет Омской области 21-го созыва. Умный, интеллигентный, он всегда производил впечатление порядочного человека, хотя и был представителем номенклатуры. Упокой, Господи, душу раба твоего. Упокой, Господи, души всех невинно убиенных.
Генеральный директор компании «ОША» Александр Веретено. У меня нет никакой информации по поводу его гибели (и опять же, как и Лицкевич, утонул в водах Иртыша). Думаю, что после получения мандата депутата Государственной думы он возомнил себя слишком самостоятельной фигурой. Кому-то это могло и не понравиться.  
Почти всех этих людей, в силу обстоятельств, я хорошо знал. С кем-то из них был в приятельских отношениях. Убеждён, что их смерть не могла быть случайностью, не могла произойти без санкции свыше. Кто же был заинтересован в их устранении? Наверное, тот, кому это было выгодно.

Нива без Руля
Материал Георгия Бородянского.
«Новая газета» от 21. 01. 2009.
Незначительные изменения и редакторские дополнения автора.

Лучший в Сибири хозяйственник, Геннадий Руль, арестован за то, что не отдал компании «Сибнефть» акции ОАО «Золотая Нива».
Пролог. 28 июня 2008 года Оконешниковский районный суд огласил приговор бывшему руководителю открытого акционерного общества «Золотая Нива» Геннадию Рулю. Дело было возбуждено по ходатайству администрации Омской области. По мнению представителей властвующей региональной элиты, подтвержденному постановлениями следствия и суда, Руль причинил ущерб Омской области в размере пяти миллионов тридцати четырёх тысяч рублей. Такова сумма кредита, выделенного «Золотой Ниве» Внешэкономбанком РФ, перед которым обладминистрация чувствовала себя в неоплатном долгу, поскольку взяла на себя роль поручителя. 
Указанная выше сумма не возвращена была по двум причинам. Первая: дефолт августа 1998-го, из-за которого резко увеличились таможенные пошлины на ввоз из-за рубежа оборудования (в Германии были закуплены семь тракторов). Вторая: осенью 2001 года в хозяйстве (после соответствующей команды «фас» из областной администрации) началась процедура банкротства одного из самых рентабельных хозяйств региона «Золотая Нива».
История разорения лучшего сельскохозяйственного предприятия области особенно зримо проявилась через действия команды рейдеров (преторианской гвардии), которая олицетворяет собой власть в регионе. По сути, резали курочку, которая несла золотые яички.
Оконешниковский районный суд эта история не заинтересовала, хотя, сам по себе вопрос: «как можно было признать банкротом хозяйство с имуществом в 340 миллионов рублей за долг в 200 тысяч?», имел конкретное отношение к предмету судебного разбирательства. 
Негласные инструкции, полученные из администрации Омской области, запрещали принимать у Руля какие-либо заявления. А сосредоточился суд только на одном – на ущербе (якобы ущербе), причиненном Геннадием Рулем администрации Омской области. Но вот доказать реальность ущерба в ходе судебного заседания областная власть не смогла. Выяснилось, что указанный долг не зафиксирован в Государственной книге долгов Омской области. К тому же областная администрация предоставила в суд платежные поручения о «выплате долга» без банковской печати и отметки банка-плательщика.
И хотя документы не имели юридической силы, тем не менее, все перечисленные обстоятельства не помешали суду признать Геннадия Руля виновным в мошенничестве, а также в присвоении в крупном размере бюджетных средств. Суд приговорил его к трём годам и восьми месяцам лишения свободы в колонии общего режима. 
«Золотая Нива». Появилась «Золотая Нива» из рядового совхоза на обыкновенной, местами бросовой, то есть, непригодной для пашни, земле. В начале девяностых, когда вместо колхозов и совхозов стали учреждаться акционерные общества, земля была поделена на паи: рабочие совхоза «Золотонивский» и пенсионеры этого хозяйства (всего 888 человек), стали учредителями акционерного общества. Каждому досталось 13 гектаров. Паи и совместно нажитое имущество делились по принципу коэффициента трудового участия. В зависимости от того, кто сколько отработал в колхозе, столько и получил коров, свиней, лошадей. Все, что в других хозяйствах сгребалось в так называемый «Уставной фонд», в «Золотой Ниве» было отдано людям. Совхозная техника тоже разошлась по дворам. За символическую плату передали сельским труженикам 46 автомобилей, 62 трактора, 85 единиц прицепного инвентаря.
Геннадий Руль дал людям возможность работать и жить. Освободил от забот о реализации продукции. Хозяйство забирало ее прямо с подворий, расчет тут же – наличными. Это было единственное на всю область акционерное общество, где была выстроена своя система переработки и сбыта: молочный цех, цех по переработке мяса, десяток магазинов – шесть в районе, четыре в городе. Продукция населением раскупалась с колёс, поскольку качество было высокое. Готовились продукты для жителей региона без каких-либо добавок и примесей, продавались без накруток посредников.
Летом 1992 года Геннадий Александрович показал мне сеть этих магазинов, один из которых располагался неподалёку от корреспондентского пункта Всероссийской телерадиокомпании, через дорогу от свертка в сторону Аграрного университета. Тогда мы сняли не только сюжет для программы «Вести», но и фильм о тружениках хозяйства. Хозяйства, которым руководили сами крестьяне – его непосредственные акционеры под патронажем Геннадия Руля.
Самая современная техника работала на хлебном поле «Золотой Нивы». Никто в области, кроме Руля, не рискнул брать в кредит комбайны «Конкорд» и «Кейс». В 1998 году в хозяйство пришли семь немецких посевных комплексов и семь американских тракторов. С первоначальных шестнадцати тысяч гектар акционерное поле увеличилось до тридцати трёх. Число пайщиков выросло в два с половиной раза. Такая самостоятельность, естественно, настораживала и местную, и областную власть.
Не свернул. В конце девяностых настороженность областных властей внезапно сменилась благоволением. Геннадия Александровича неожиданно пригласили в областную администрацию и предложили достроить рапсовый завод. Причем, чем скорее, тем лучше. Пообещали помочь. До сих пор этот объект был чиновникам «по барабану» – сельчане сами строили, как могли. А тут… С чего бы это?.. 
Накануне очередных губернаторских выборов областной власти срочно понадобились достижения и перспективы, и областная администрация предложила ускорить строительство: она входит в долю предприятия двадцатью пятью процентами акций и выступает поручителем по кредиту Внешэкономбанка – той самой суммы, большая часть которой пошла на приобретение оборудования для рапсового завода.
В сентябре 1999 года губернатор был избран на новый срок. Вскоре выяснилось, что договор, заключенный областной властью с акционерным обществом, – ничего не значащий документ. В «Золотую Ниву» приехал весьма влиятельный бизнесмен. Неожиданный визитер сказал конкретно, без предисловий: «Вы должны отдать нам 51 процент акций». И никаких условий не выдвигал, полагая, что хозяйственник поймет его с полуслова: ведь другие «понимали», отдавая всё и вся, что от них требовали. А требовали прибыльные перспективные предприятия пищевой промышленности. Так, был без боя сдан «Омский бекон», крупнейший в Европе производитель свинины, продукцию которого омичи вспоминают с ностальгическим вздохом.
Руль оказался непонятлив. Как после поведал сам Геннадий Александрович в фильме, сделанном Александром Хинштейном, его предупредили: будешь артачиться, разделишь судьбу строптивых руководителей.
Не быдло. Возможно, озвучивание угрозы в эфире спасло Рулю жизнь. Но спасти высокорентабельное предприятие – АО «Золотая Нива» уже ничего не могло. К ликвидации хозяйства подключились правоохранительные и фискальные органы – прокуратура, УВД, налоговые инспекция, налоговая полиция. Последняя изъяла на проверку всю бухгалтерскую документацию, фактически парализовав работу хозяйства в разгар уборочной страды. Банкротство было начато по инициативе предприятия «Агропромстрой-3», которое по поручению обладминистрации вело строительство рапсового завода. «Золотая Нива» задолжала строителям 200 тысяч рублей. И хотя долг был тут же отдан, значения это уже не имело. Точно так же, как и не имело значение заключение представителей Комитета по банкротству РФ: «Если мы начнем банкротить хозяйства, подобные «Золотой Ниве», – заявила Елена Васильева, сотрудник Федеральной службы по банкротству, – кто будет кормить страну?». Тем не менее, процедура банкротства была запущена, маховик раскручивался, набирая обороты. 
Компания «Сибнефть» имела виды на перспективное производство. К Рулю из сельскохозяйственного управления приезжал вице-губернатор Виктор Белёвкин и требовал, чтобы Геннадий Александрович уступил акции «Золотой Нивы» компании «Сибнефть». Тщетно. Затем, на шикарном джипе, приезжал вице-президент компании «Сибнефть» Константин Потапов. В процессе разговора в ход шли угрозы и заманчивые предложения о сотрудничестве. Но и он получил от ворот поворот. Не пожелал Геннадий Александрович менять свою независимость на сомнительные инвестиции компании «Сибнефть». Затем начались наезды различных подведомственных губернатору структур. 
Ко всему прочему губернаторские нукеры предупредили Руля, чтобы он не лез в политику. Но… Не тот был человек Геннадий Александрович, чтобы прятаться в тени. Решение, вопреки рекомендациям Курбаши, было принято окончательное – зарегистрироваться кандидатом на выборы главы Оконешниковского района. Понятно, что выборы он выигрывал бы без всякого сомнения: труженики района, где в большинстве хозяйств царили разруха и нищета, хотели жить, как золотонивцы. И то, что «мочили» главу хозяйства с утра до вечера местные и областные СМИ, на исход выборов повлиять не могло. Опрос за неделю до них показал: соперников у Руля нет. Пришлось власти прибегнуть к самой надежной избирательной технологии: Руля сняли с предвыборной гонки за день до голосования, вменив ему подкуп избирателей. «Подкуплены» (якобы подкуплены) были сотрудники РОВД, которые по договору с «Золотой Нивой» уже много лет охраняли во внерабочее время поля хозяйства. С районным отделом милиции труженики АО «Золотая Нива» рассчитывались бензином и сельхозпродукцией. А также, по традиции, в День милиции дарили им продуктовые наборы: несколько килограммов муки, консервы, бутылку водки и кило пряников. На сей раз, областное начальство заставило милиционеров написать объяснительные – о том, что такие гостинцы, не что иное, как подкуп.
Народ не захотел быть быдлом, и большинство жителей Оконешниковского района на выборы не пришли. Из тех, кто пришел, 38 процентов (всероссийский рекорд) проголосовали против всех кандидатов. Еще восемь процентов перечеркнули бюллетени крест-накрест или поставили «плюс» напротив вычеркнутой фамилии Руль. 
К такой акции протеста никто сельских тружеников не призывал. И когда избирком поставил «зачет» бывшему главе района Бесчастных, оставив его на следующий срок, это переполнило чашу терпения крестьян. Состоялся первый в России выход селян на трассу: сотни оконешниковцев перекрыли автодорогу Москва–Владивосток с лозунгом «Абрамович! Забирай Полежаева на Чукоту!».
Потом с каждым из них провели, и не по разу, разъяснительную работу. Милиция ходила в темное время суток по адресам, будила спящих (в том числе женщин), и проводила многочасовые допросы и беседы.
Особо опасен. После банкротства Акционерного общества «Золотая Нива», Геннадий Александрович зарегистрировал свое фермерское хозяйство в соседней Новосибирской области (тамошние селяне сдали ему в аренду несколько тысяч гектаров). С местной властью у фермера сложились хорошие отношения, поскольку он умел грамотно организовать работу, собирал высокие урожаи и продолжал платить пайщикам по три тонны зерна. 
Его компаньоны боготворили своего руководителя. Вот текст обращения в Коллегию Омского областного суда: «К 2003 году хозяйства, работавшие на территории Татарского района («Первомайский», «Сибирь», «Новая Сибирь»), пришли в упадок: разбитая техника, отсутствие кормов для скота. Население от безысходности травило себя спиртосодержащими суррогатами. Выход из тяжелейшего кризиса нашелся в лице Геннадия Руля. Он спас наши хозяйства от разорения, вдохнул в них жизнь – мы поверили в себя, поверили, что можно нормально жить и работать... (Л.. Живетьева, Герой Социалистического труда и еще 89 подписей). Всем было ясно, кто имел виды на АО «Золотая Нива», кто именно отдал команду «фас» и кто непосредственно заказал Геннадия Руля так называемому омскому «правосудию». Непонятно другое… Зачем понадобилось прятать за решётку человека в 55 лет, с двумя инфарктами и с глаукомой. Чем был  опасен Геннадий Руль, даже в таком состоянии, владельцам нефтяной и продовольственной империи? Да, он мешает им приучать местное население к «модификациям» продуктов животноводства, делая настоящее мясо и молоко. Но ведь делают то же самое другие омские фермеры, еще оставшиеся в регионе. Палки в колёса им вставляют – но на нары не сажают.
Случай с Рулем – особенный: тут, вероятно, личная неприязнь. Видимо, такая фигура органически чужда гениям присвоения власти и чужой собственности. Думаю, им бы тоже хотелось создать чего-то самим. Пробовали, вкладывали бюджетные деньги – не получалось. Не получалось потому, что мозгов меньше, чем питательного вещества в соломе. А Руль создает феномен сельской жизни на этой скудной земле, в зоне рискованного земледелия. 
А вот теперь вспомните, за что Каин убил Авеля. 
Зависть – один из семи смертных грехов. Позвольте процитировать средневекового богослова Фому Аквинского: «Они скорбят при виде чужой радости. Их руки сжимаются при мысли о том, что кто-либо достиг большего. Их угнетает богатство и сила, которая не принадлежит им. Их сердца изъедены червоточинами, а душа обречена на погибель».
После оглашения приговора в Оконешниковском районном суде на Руля, как на рецидивиста, одели наручники (хоть приговор еще не вступил в законную силу). Вывели не во двор, как обычно, а через главную дверь, где в ожидании толпился народ. Шедшие впереди охранники расступились, чтобы все земляки его видели. Видели все: Руля увели... Увели человека, бросившего вызов гнилой системе, созданной омским губернатором. 
Врёмя бежит быстро, хотя на зоне так считают немногие. Сейчас Геннадий Александрович вышел на свободу. Что стало с его детищем и с людьми, которые работали вместе с Рулём в АО «Золотая Нива»? В июне 2009 года корреспонденты газеты «Ореол» побывали в селе. Здесь нет ни совхоза, ни колхоза, ни акционерного общества. Разрушенные как после бомбёжки здания – начиная с жилых домов и завершая знаменитым рапсовым заводом, на который в первую очередь и положили глаз представители компании «Сибнефть».
А когда-то в «Золотой Ниве» было крупное поголовье скота – около семи тысяч голов. Были и молочный, и колбасный цеха. Сейчас деревня отброшена в ХIХ век. Из двух с половиной тысяч жителей в селе осталось немногим более двух. Уехали наиболее активные и работоспособные. 

Дело политическое
Материал подготовленный корреспондентами журнала «Бизнес-курс»
№ 38 от 13 октября 2010 года
Пример с Рулём не единственный, можно назвать имя руководителя одного из лучших хозяйств Большереченского района, председателя СПК «Евгащинский» Сергея Синяка, сохранившему самое большое дойное стадо коров в районе. 
Когда к нему приехали рейдеры и предложили  «сдать» хозяйство, Синяк отказался. Ему, как и Геннадию Рулю, предложили: или убьём, или посадим. Правление СПК с согласия всех его членов для противодействия рейдерам  на совершенно законных основаниях решает создать общество с ограниченной ответственностью. Его учредителем становится Синяк. Вскоре в Евгащино приезжает милицейская проверка – по приказу заместителя начальника УВД Тарасова. А после жалобы Синяка в областную прокуратуру проверку отменяют как незаконную. 
Однако милиционеры не унимаются. Приезжают в село с заранее отпечатанными заявлениями с клеветой на Синяка и находят несколько человек, которые эти заявления подписывают. Против Синяка возбуждается уголовное дело. Несколько раз суд выносит Синяку условные приговоры, мягкость которых настойчиво оспаривает в областном суде Большереченская прокуратура. Тогда судебная коллегия областного суда настаивает на вынесение наказания с реальным лишением свободы. 
16 апреля 2009 года районный суд приговаривает Сергея синяка к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Только что вышедшего из больницы 53-летнего руководителя, инвалида третьей группы берут под стражу прямо в зале суда.
В этой истории, прежде всего, поражает то, что «пострадавшие» работники совета производственного коллектива, которых якобы обманул их руководитель, таковыми себя не считают. Мало того, все эти годы они отчаянно защищали своего председателя Совета производственного коллектива. 
25 мая 2009 года Октябрьский районный суд Омска вынес решение об условно досрочном освобождении Сергея Синяка. 
Председатель колонии-поселения №13 на суде был против условно-досрочного освобождения  Синяка, чем вызвал недоумение даже у прокуратура, который против освобождения не возражал. 
Журналистов на суд не пустили по причине того, что, как оговорился один из руководителей колонии, дело Синяка политическое. 


Полежаев неизлечим!
Интервью Василия Сердечникова 
с депутатом Государственной думы Александром Хинштейном
Депутат Государственной думы, журналист Александр Хинштейн избрал основным направлением своей профессиональной деятельности расследование коррупции в России. Конечно, мимо его внимания не прошла Омская область и ее губернатор Полежаев.
– Александр Евсеевич, вы много журналистских расследований проводите в Омской области, много пишете о ней. Что-то меняется после ваших публикаций?
– Ничего не меняется, и это вполне закономерно. Когда из твоих материалов власть узнает что-то новое для себя, она как-то реагирует. А что нового мог узнать о себе Леонид Константинович Полежаев? Он знает и так, что действует в интересах Абрамовича, отнимает в его интересах предприятия у предпринимателей, репрессирует их, вредит нормальному развитию экономики области, чтобы принести пользу своему хозяину, «строит» под него правоохранительные и фискальные органы… Делает он все это совершенно сознательно.
– То есть случай неизлечимый?
– Мне трудно сказать. Я не доктор, чтобы оценить степень прогрессирования болезни. Но могу сказать, что это человек с определенными, сформировавшимися в советское время взглядами, которым он не изменит уже никогда. 
– На сегодняшний день Абрамович продолжает быть крышей Полежаева?
– Да, хотя и в меньшей степени, чем раньше. Абрамович и сейчас довольно силен. Кстати, крышей друг у друга они были попеременно. Когда-то, в середине девяностых годов, Полежаев был гораздо сильнее Абрамовича. И если вы помните, «Сибнефть» – это проект не Абрамовича, а Бориса Березовского. Именно он продавил указ в администрации президента Российской Федерации о создании этой компании и о приватизации Омского НПЗ в 1995 году, если не ошибаюсь. А Полежаев обеспечивал этот процесс, так сказать, «снизу». Тогда при невыясненных обстоятельствах утонул Иван Линцевич, директор Омского НПЗ, и таким образом исчезло последнее препятствие для захвата предприятия структурами Бориса Абрамовича. Так что именно Березовский, наладив отношения с Полежаевым, превратив его в своего союзника, предоставил ему взамен свой политический ресурс. А вот Роман Аркадьевич Абрамович, как самостоятельная фигура, появился позже.
– Первоначально он был младшим партнером Березовского?
– Да. Но затем «Сибнефть» перешла именно к нему. Полежаеву пришлось выстраивать отношения с новым «хозяином». Леонид Константинович с Романом Аркадьевичем довольно быстро поладили, и сейчас я не вижу оснований для того, чтобы этот тандем разрушился.
– Но Абрамович больше не владелец «Сибнефти»…
– Да, это существенный фактор. Во многом интерес Абрамовича к сотрудничеству с Полежаевым, к поддержке омского губернатора был связан именно с интересами компании «Сибнефть». Это был главный бриллиант его короны, и когда его выковыряли, интерес Романа Аркадьевича к Омской области и к Полежаеву резко снизился. Тем не менее, его активы на территории региона имеют место быть, и активы немалые. Я не знаю как сейчас, но до недавнего времени Абрамович контролировал в регионе десятки предприятий самых разных отраслей. Им были скуплены практически все более или менее перспективные необоронные предприятия. Это, например, «Омский бекон» – крупнейшее в регионе предприятие пищевой промышленности. Или акционерное общество «Золотая Нива». О трагической судьбе директора Геннадия Руля я много писал, но, увы, так и не смог ему помочь.
Напомню вкратце: Геннадий Руль, выходец из казахстанских немцев, еще в советское время создал одно из ведущих во всем Советском Союзе агропредприятий. Одной из специализаций предприятия он сделал выпуск рапсового масла. Тогда в СССР знали только подсолнечное масло, хотя на Западе уже в тот период широко распространялось рапсовое масло, которое намного полезнее, обладает целым рядом преимуществ. 
Руль дошел до ЦК КПСС, пробил покупку импортного мини-завода для производства такого масла за валюту. Создал один из самых передовых агрокомплексов в Советском Союзе, за счет своего предпринимательского таланта прекрасно вошел в рынок, расширил производство. Но… «Золотая Нива» приглянулась Абрамовичу, а Полежаев расстарался для того, чтобы отнять предприятие у Руля и отдать «дорогому Роману Аркадьевичу». Я писал о травле Руля, открыто бросившего вызов империи Абрамовича–Полежаева в газете «Московский комсомолец». Кроме этого, давал предпринимателю слово в телепередаче, которую вел раньше на телевидении. Но, увы, не смог ему помочь – Геннадия Александровича арестовали, осудили. Я в тот период ещё не был депутатом Государственной думы и, увы, никак не смог предотвратить такое развитие событий.
С менее известными предпринимателями Полежаев и Абрамович церемонились еще меньше – именно поэтому многие из тех, кто оказался на пути у этой парочки, вынуждены были уехать в другие регионы.

Комментарии  

# Guest 27.07.2011 01:10
новый губернатор с новыми депутатами могли бы инициировать возобновление закрытых дел по этим убийствам и странным смертям.хотя я думаю,что фсб и так в курсе. когда-то они же разрабатывали Березовского. а может и Коржаков в курсе
Ответить
# Guest 27.07.2011 01:20
думаю березовский крошил всех на пути к сибнефти. полежаев просто рядом был. может и догадывался. Исчез Березовский - убивать перестали - стали сажать.
Ответить
# Guest 01.02.2012 12:53
Хинштейн получил метку
Ответить

Добавить комментарий